Премия Рунета-2020
Белгород
-2°
Boom metrics
Новости Интересное27 марта 2014 18:51

Белгородские актеры побывали в гостях у «Комсомолки»

В Международный день театра Игорь Нарожный и Дмитрий Гарнов ответили на вопросы читателей в пресс-центре «КП»
Источник:kp.ru

В течение нескольких дней читатели присылали нам вопросы, на которые артисты Белгородского драматического театра им. Щепкина с удовольствием ответили. Вашему вниманию - самые интересные выдержки из получившейся беседы.

- В вашем арсенале – множество ролей. Какая из них стала самой сложной и почему?

Дмитрий Гарнов: Тяжелее всего далась роль Молчалина, это - самое начало моего пути в Белгородском драматическом театре. Трудно было и в «Вишневом саде», и в «На дне». Психологически тяжело, но жутко интересно. Если коротко, каждая роль для меня – муки мученические (картинно вздыхает и смеется).

Игорь Нарожный: Даже не знаю – все роли по-своему трудные, затратные эмоционально и физически. Если актер относится к работе с душой, то каждая роль – это преодоление себя. Если же вспомнить какой-то конкретный момент, пожалуй, сложнее всего мне пришлось на дипломном спектакле в институте, когда мы ставили пьесу Эжена Ионеско. Заболел сокурсник и мне пришлось играть его роль – семьянина-тряпку. С моей юношеской позицией совладать было трудно: персонаж был мне непонятен и неприятен. Пришлось себя преодолевать, в каком-то смысле даже переламывать. В общем, несладко тогда начинающему актеру Нарожному пришлось (улыбается).

- Актеры – люди творческие, неординарные, работа отнимает много сил. Как вы расслабляетесь? Есть какое-то хобби?

Игорь Нарожный: Очень люблю изысканно поесть. При этом сам готовлю, импровизирую с рецептами. С удовольствием поделюсь с читателями «Комсомолки» простым, но вкусным блюдом: картофель фри с майонезным соусом. Я всегда думал, что фри без фритюра приготовить невозможно. Оказывается, я ошибался. Итак, берем картофель и нарезаем крупными кусками, бросаем в холодную воду и доводим до кипения. Сливаем воду и бросаем картошку на разогретую сковородку с небольшим количеством подсолнечного масла. Получается чудесно: сверху хрустящая корочка, а внутри - очень нежная мякоть. Соус тоже совершенно простой: готовим обычный домашний майонез, но при взбивании добавляем пряность под необычным названием «каперсы» и в конце обычную мелко порубленную зелень. Вкус необыкновенный!

Дмитрий Гарнов: Кстати, Гоша и меня научил кое-что готовить. За что ему большое человеческое спасибо! (дружный хохот)

Главный мой источник отдыха и вдохновения – моя семья. У нас есть маленькая семейная традиция: выезжать на природу. Не обязательно с шашлыком и кучей друзей (хотя это очень даже здорово). Просто собраться и рвануть в лес: подышать, погулять, так сказать, подпитаться энергией природы.

- Вас знают все жители нашей области, вы часто на гастролях. А вы помните тот момент, когда ощутили себя знаменитым?

Игорь Нарожный: Я не чувствую себя знаменитым. Да, у меня есть свой зритель, который ходит на мои спектакли. Это очень приятно, но это – не та знаменитость, которую можно назвать всенародной или звездной. Я бы сказал, что чувствую себя востребованным, нужным. А в первый раз я почувствовал это еще в далекие советские годы, когда в 15 лет я принимал участие в сборном концерте в Харьковском авиационном институте. Исполнял свою песню, по нынешнему времени совершенно невинную. Называлась она «Туман» и гласила о том, что все мы находимся в пелене чувств, эмоций, и не видим дороги вперед. После концерта подошли люди в штатском и часа два проводили беседу: почему написал, зачем написал? Даже хотели взять подписку о нераспространении моих песен. Короче, ощутил тогда я в себе значимость и по сей день писать и петь песни не перестал.

Дмитрий Гарнов: Нарожный сейчас скромничает – звезда он, и самая настоящая. С ним же на улицу выйти невозможно! Здороваются, руки пожимают, я иногда теряю нить нашего разговора безвозвратно (дружный хохот, сквозь который пробивается сдавленная от смеха реплика Игоря: «Склероти-и-и-ик»…)

А на меня слава упала внезапно. Приезжаю в отпуск на свою малую родину в Кирово-Чепецк, а там вдруг решили сделать передачу о театре. Естественно меня пригласили сказать несколько умных слов. Вот тут-то и началось… Народ потом подходил и говорил, что видел меня в телевизоре, а теперь даже и «в живую», от чего жутко горд. Еле отбился, в общем…

- В каком виде искусства вы когда-либо себя проявляли, кроме театра?

Дмитрий Гарнов: Было время, когда пробовал себя диктором на радио. Вел программу об автомобилях и, как говорили слушатели, довольно интересно получалось. Вот, пожалуй, и все мое творчество вне театра. С пением у меня не особо срастается – так, иногда караоке для души и в пустом зале. Пробовал научиться играть на гитаре – тоже не срослось (смеется). Честно говоря, театр столько много всего в себя вбирает, включая и мои силы, что на нечто другое времени пока не остается.

Игорь Нарожный: Согласен и подтверждаю: актер – профессия, связанная со всеми видами искусства. Если же говорить о моих творческих устремлениях, пишу стихи и очень надеюсь, что даже издам когда-нибудь свой сборник. Сегодня их уже более полутора тысяч. Темы – разные. Меня ведь интересует совершенно все, что происходит с человеком. Был период, когда очень много рождалось лирики, в юности часто из-под пера выходили горячие стихи на горячие темы, есть даже нечто похожее на басни – так называемые хулиганские юмористические деревенские пасторали. Все мои стихи имеют сюжет и являются абсолютно законченными по смыслу произведениями. Чтобы читатель не догадывался, что я имел в виду, а четко понимал это (смеется).