Общество6 февраля 2017 21:19

Как в Белгороде арестовывали начальника отдела полиции по Прохоровскому району

Подполковник просил суд дать ему возможность до вынесения приговора побыть с семьей
Начальника Прохоровского отдела полиции взяли под стражу.

Начальника Прохоровского отдела полиции взяли под стражу.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

На сайте регионального СК 2 февраля появилась информация о том, что двух сотрудников полиции из Прохоровского района обвиняют в превышении должностных полномочий. По версии следствия, они прямо в служебном кабинете избили доставленного для беседы мужчину, а затем, чтобы привлечь его к административной ответственности, силой вливали ему в рот алкоголь. Как позже выяснилось, один из фигурантов уголовного дела – начальник райотдела. 3 февраля Бориса Феофанова арестовали. Меру пресечения ему избирал председатель Свердловского районного суда Белгорода Александр Сапронов.

Меру пресечения подполковнику полиции избрал председатель Свердловского районного суда Белгорода.

Меру пресечения подполковнику полиции избрал председатель Свердловского районного суда Белгорода.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

СЛЕДОВАТЕЛЬ: «ОБВИНЯЕМЫЙ МОЖЕТ ОКАЗЫВАТЬ ДАВЛЕНИЕ НА СВИДЕТЕЛЕЙ»

Обвиняемый – подполковник полиции. Как в начале заседания сообщил суду сам Борис Феофанов, он имеет ведомственный награды – медали «За безупречную службу» I, II и III степеней. Является участником боевых действий. Из служебной характеристики следует, что он «умело ориентируется в оперативной обстановке», «по характеру уравновешен, требователен к себе и подчиненным». Воспитывает троих несовершеннолетних детей.

- Заболевания, препятствующие содержанию под стражей, имеются? – спросил у обвиняемого судья.

- Я прохожу лечение после закрытой черепно-мозговой травмы, ушиба головного мозга. Попал 29 декабря в дорожно-транспортное происшествие, - объяснил Борис Феофанов, а также рассказал, что после аварии находился на больничном и лечился в стационаре.

Следователь настаивал на аресте обвиняемого.

Следователь настаивал на аресте обвиняемого.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Заместитель руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Белгородской области Тарас Михайлов, выступая перед судом с ходатайством об аресте, восстановил картину произошедшего. По версии следствия, события разворачивались 23 ноября 2016-го года. Около семи вечера участковый доставил для беседы в отдел жителя поселка Яковлево. Полицейские собирались проверить данного гражданина на причастность к совершению краж на территории Прохоровского района. Изначально с 35-летним мужчиной общался старший оперуполномоченный. Затем в кабинет вошел начальник ОМВД Борис Феофанов. Подполковник полиции и его подчиненный вдвоем избили жителя Яковлево. Удары наносили по голове, телу, рукам и ногам. После участковый по указанию начальника отдела принес из его служебного автомобиля бутылку со спиртным. Доставленному в отдел мужчине насильно вливали в рот алкоголь. Таким образом обвиняемые пытались инсценировать, будто житель Яковлево был задержан за нарушение общественного порядка – появился пьяным в общественном месте. Избиение при этом продолжалось. Далее сотрудники ППС по указанию начальника вывели жителя Яковлево из кабинета и составили административный материал, из которого следует что задержанный, «находясь на улице, имел неопрятный внешний вид и шаткую походку». Мужчину сводили на медосвидетельствование. Однако, по словам заместителя руководителя отдела по расследованию особо важных дел, фактически жителя Яковлево никто не обследовал.

- Без процедуры освидетельствования врач выдал акт, на основании которого сотрудниками ППС был составлен административный материал в отношении потерпевшего, и он был задержан для дальнейшего рассмотрения указанного материала в суде, - отметил Тарас Михайлов.

Тарас Михайлов представил суду материалы в обоснование позиции следствия.

Тарас Михайлов представил суду материалы в обоснование позиции следствия.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Мировой судья рассмотрел материал о якобы совершенном административном правонарушении. В итоге служитель Фемиды пришел к выводу, что мужчина не сделал ничего незаконного и прекратил дело. А житель Яковлево написал в прокуратуру заявление о том, что подвергся в отделе полиции избиению.

Изначально Яковлевским межрайонным следственным отделом СК России было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий неустановленными сотрудниками ОМВД. Впоследствии обвинение предъявили начальнику Прохоровского районного отдела и старшему оперуполномоченному. Участковый, доставлявший мужчину в отдел, проходит по делу как свидетель.

- Вину в совершении инкриминируемого преступления Феофанов не признал. Вместе с тем его причастность к совершению данного преступления подтверждается признательными показаниями соучастника преступления, показаниями потерпевшего и ряда свидетелей, в том числе сотрудников органов внутренних дел, явившихся очевидцами преступления, заключениями судебно медицинских экспертиз и иными доказательствами, - пояснил Тарас Михайлов.

ПОТЕРПЕВШИЙ УЗНАЛ В ПОДПОЛКОВНИКЕ СВОЕГО ОБИДЧИКА

В обоснование своей позиции заместитель руководителя следственного отдела по расследованию особо важных дел огласил ряд материалов. Среди них заявление потерпевшего, в котором сказано: «Я 23.11.2016 года пришел на встречу с участковым в прохоровское ОМВД. Я зашел в полицию, поднялся в кабинет. Там были три полицейских. Они начали со мной разговаривать, потом начали грубить. Один подполковник в очках начал меня избивать, застегнул наручниками руки и начал заливать какую-то смесь с запахом спиртного и сказал оформить меня в ИВС». Как отметил Тарас Михайлов, всего в районном отделе служат четыре человека в звании подполковника. К тому же обвиняемый узнал в начальнике ОМВД своего обидчика. Однако у защиты Бориса Феофанова есть претензии к тому, как проводилась процедура опознания.

Владислав Отрешко считает, что следствие не представило доказательств того, что его доверитель намерен как-либо препятствовать производству по уголовному делу.

Владислав Отрешко считает, что следствие не представило доказательств того, что его доверитель намерен как-либо препятствовать производству по уголовному делу.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Один из адвокатов внес замечание на протокол этого следственного действия. По мнению защитника, потерпевший мог быть знаком со статистами (прим. ред.: то есть участниками следственного действия), поскольку те являются сотрудниками полиции и участвовали в проведении проверок по уголовному делу.

- При проведении следственного действия нами было дано поручение для подбора статистов, которые никаким образом не пересекались, не общались с потерпевшим, не принимали у него заявление, - прокомментировал замечание адвоката Тарас Михайлов.

Подполковника полиции обвиняют в превышении должностных полномочий.

Подполковника полиции обвиняют в превышении должностных полномочий.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Сам подполковник полиции при допросе в качестве подозреваемого заявил, что потерпевший, будучи человеком склонным к совершению преступлений и испытывающим неприязнь к сотрудникам органов внутренних дел, оговорил его.

Заместитель руководителя следственного органа озвучил и показания фельдшера, зафиксировавшего, что житель Яковлево был якобы пьян. Медик объяснил, что не проводил освидетельствование, так как торопился на вызов. По его мнению, это не требовалось, так как было видно, что доставленный мужчина находится в нетрезвом виде. Как сообщил суду Тарас Михайлов, фельдшер также указал, что, внося в акт ложные сведения о проведении медицинского освидетельствования, «не имел никакой корыстной и личной заинтересованности». Медработник подчеркнул, что доверял сотрудникам ППС, которые доставили к нему мужчину. Из показаний оперативного дежурного следует, что начальник отдела полиции дал указание составить административный материал в отношении жителя Яковлево уже после того, как тот был доставлен в отдел.

Сокамерник потерпевшего – другой административно задержанный – подтвердил следователям, что потерпевший жаловался на правоохранителей и даже показывал травмы, оставшиеся после «беседы» со стражами порядка. Из сообщения, которое работники больницы направили в полицию, следует, что житель Яковлево поступил в медучреждение с диагнозом – закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга и ушиб. Впоследствии судебно-медицинский эксперт пришел к выводу, что кровоподтеки у мужчины образовались «не менее чем от четырехкратного травматического воздействия тупых твердых предметов», что не повлекло причинения вреда здоровью.

Защитник обвиняемого Дмитрий Милюкин.

Защитник обвиняемого Дмитрий Милюкин.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

- Скажите, почему в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого вы указываете, что наш доверитель совместно с оперуполномоченным нанесли не менее пятидесяти ударов, а в заключении экспертизы указано, что было четыре травмирующих воздействия? - поинтересовался у заместителя руководителя следственного отдела адвокат Дмитрий Милюкин. - Так сколько: четыре или пятьдесят?

- У потерпевшего обнаружены повреждения, которые образовались не менее, чем от четырех травматических воздействий, то есть, возможно, их было и больше, - ответил Тарас Михайлов.

Защитник Бориса Феофанова также настаивал на оглашении показаний сотрудника ППС, составлявшего административный материал, и находившегося с ним стажера.

- В связи с чем вы просите их огласить? – поинтересовался судья.

Свердловский районный суд избрал меру пресечения фигуранту уголовного дела об избиении в отделе полиции.

Свердловский районный суд избрал меру пресечения фигуранту уголовного дела об избиении в отделе полиции.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

- В связи с тем, что там та позиция, которая следствию не интересна, и данные два сотрудника полиции дают показания абсолютно противоположные тем, что были представлены суду. А у нас состязательный процесс, поэтому я хотел бы, чтобы уважаемый суд при вынесении объективного решения по данному вопросу изучил все материалы, в том числе и данные два допроса, - объяснил адвокат Дмитрий Милюкин.

- Я считаю, что нет необходимости представлять данные показания, - ответил на просьбу адвоката заместитель руководителя следственного органа. - Вместе с тем мною были предоставлены и оглашены протоколы очных ставок, проведенных между потерпевшим и сотрудником ППС. В ходе данного следственного действия у нас идут дублирующие показания. Сотрудник ППС и стажер указывают на то, что они действительно составляли административный материал, а потерпевший утверждает, что он не совершал каких-либо административных правонарушений, в состоянии опьянения не находился.

По мнению следствия, не будучи изолированным от общества, обвиняемый может продолжить оказывать давление на свидетелей.

По мнению следствия, не будучи изолированным от общества, обвиняемый может продолжить оказывать давление на свидетелей.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Судья оставил ходатайство защитника без удовлетворения, обратив внимание участников процесса на то, что на данной стадии следователь решает, какие материалы следует огласить.

Суд избрал обвиняемому самую строгую меру пресечения.

Суд избрал обвиняемому самую строгую меру пресечения.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Необходимость ареста подполковника полиции Тарас Михайлов аргументировал тем, что Борис Феофанов обвиняется в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание свыше трех лет лишения свободы. По мнению следствия, не будучи изолированным от общества, начальник ОМВД может продолжить оказывать давление на свидетелей с целью дачи показаний в его пользу, а также уничтожить вещественные доказательства. Тарас Михайлов обратил внимание суда на то, что обвиняемый, по мнению следствия, уже предпринимал попытки к тому, чтобы скрыть следы преступления. Речь идет не только об инсценировке алкогольного опьянения и фальсификации административного материала. Участковый при допросе в качестве свидетеля пояснил, что начальник отдела нанял ему за свой собственный счет адвоката, проводил с подчиненными, ставшими очевидцами произошедшего планерки, в ходе которых настаивал, чтобы сотрудники не рассказывали правду, а также требовал от них подробные письменные отчеты о том, как прошли допросы.

Адвокаты настаивали на домашнем аресте.

Адвокаты настаивали на домашнем аресте.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Следователь настаивал исключительно на аресте. Тарас Михайлов обратил внимание суда на то, что 1 февраля обвиняемый не явился в СК. В этот же день Борис Феофанов был задержан в медико-санитарной части УМВД. Адвокаты в свою очередь возразили, что их доверитель ни от кого не скрывался. По их мнению, начальник отдела не явился в Следственный комитет, так как его должным образом не уведомили о такой необходимости.

Помощник прокурора города Белгорода поддержала ходатайство следствия.

Прокурор поддержала ходатайство следствия.

Прокурор поддержала ходатайство следствия.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

- Я полагаю, что ходатайство заместителя руководителя следственного органа об избрании Феофанову меры пресечения в виде заключения под стражу вполне обосновано. Его причастность к совершению преступления подтверждается как показаниями свидетелей, потерпевшего, так и материалами, которые подробно огласил Михайлов. Считаю, что любая другая мера не обеспечит надлежащее поведение Феофанова в ходе следствия и дальнейшего рассмотрения дела в суде, - отметила Тамара Кайдалова. – Так как свидетелями являются в основном сотрудники внутренних дел, Феофанов в силу своего должностного положения может воздействовать на их показания. Я полностью поддерживаю ходатайство заместителя руководителя следственного органа.

Защитники обвиняемого просили суд сделать перерыв. Как объяснили адвокаты, по их данным, на момент избрания меры пресечения их доверитель уже был отстранен от должности начальника отдела и теперь находится в распоряжении УМВД, следовательно, не может никак влиять на сотрудников.

- Борис Николаевич на протяжении длительного времени занимает руководящую должность и знает процедуру отстранения от занимаемой должности, - возразил Тарас Михайлов. – В связи с задержанием Феофанова обязанности начальника ОМВД временно исполняет Чистюхин. Феофанов должен пройти процедуру отстранения должным образом, отдать в распоряжение секретные документы. Никакой необходимости объявлять перерыв нет.

Судья заметил, что адвокаты не были лишены возможности самостоятельно истребовать сведения о том, отстранен их доверитель от должности или нет. Несмотря на слова защитников, что ответ на свой запрос они могли бы ждать целый месяц, Александр Сапронов не удовлетворил их ходатайство.

АДВОКАТЫ НАСТАИВАЛИ НА ДОМАШНЕМ АРЕСТЕ

Адвокаты Бориса Феофанова просили избрать их подзащитному меру пресечения в виде домашнего ареста.

- Уважаемый суд, мы понимаем всю тяжесть предъявленного нашему доверителю обвинения и то, что данное дело получило общественный резонанс, но мы понимаем и следующие объективные вещи. Более месяца проводились различные проверки и так далее, и тому подобное. 26 декабря 2016 года было возбуждено уголовное дело. До этого Феофанов и остальные сотрудники по первому звонку являлись к следователю, допрашивались, участвовали в следственных действиях, но ни коим образом не препятствовали. Феофанов находился на больничном после ДТП, которое произошло через несколько дней после этих событий, и, соответственно, никоим образом не мог с больничной койки влиять на указанные события, - сказал Дмитрий Милюкин.

По мнению адвоката, домашний арест был бы не менее строго мерой пресечения, чем следственный изолятор.

По мнению адвоката, домашний арест был бы не менее строго мерой пресечения, чем следственный изолятор.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Адвокат отметил, что его доверитель не против изолироваться от сложившейся ситуации, чтобы следствие спокойно во всем разобралось. Дмитрий Милюкин также обратил внимание на постановление Верховного суда, в котором сказано, что при избрании меры пресечения судам следует учитывать загрузку следственных изоляторов и то, что сейчас там на одного человека приходится меньше квадратных метров, чем положено. А домашний арест, по мнению адвоката – мера не менее строгая, чем СИЗО, так как один день домашнего ареста эквивалентен дню в колонии общего режима.

Коллега Дмитрия Милюкина Владислав Отрешко в свою очередь заявил: «Трудно возражать оппонентам, когда собственно никаких аргументов в обоснование их позиции я так и не услышал. К чему я это говорю? Действительно, сторона следствия выдернула из статьи 97 УПК одно из оснований, когда «обвиняемый, подозреваемый может препятствовать, оказывать давление на свидетелей, также уничтожить вещественные доказательства». Безусловно, данное обстоятельство являлось бы основанием для избрания суровой меры наказания. Таковой является арест. Однако же законодатель четко прописывает, что для такого утверждения необходимы подтвержденные обстоятельства».

По мнению адвоката, сторона обвинения не представила суду доказательств того, что его доверитель намерен как-либо препятствовать производству по уголовному делу.

Адвокат обвиняемого Владислав Отрешко.

Адвокат обвиняемого Владислав Отрешко.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

- Однако же я услышал, что он это уже, оказывается, делал. Но опять же, вопрос: а чем подтверждается, что он это сделал? Что он оказал давление на свидетелей? Что он уничтожил вещественные доказательства? Да, один свидетель говорит, что Феофанов ему оплатил адвоката. А чем это подтверждается? Есть ли договор, подписанный Феофановым о производстве оплаты адвоката? Есть ли свидетель, который видел, что Феофанов оплачивал? Что адвокат защищал Феофанова, предавая интересы своего доверителя? Разве такие документы были предоставлены предварительным следствием? Нет! Разве такие документы существуют? Нет! – сказал Владислав Отрешко.

Сам обвиняемый был немногословен.

Обвиняемому грозит до десяти лет лишения свободы.

Обвиняемому грозит до десяти лет лишения свободы.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

- Я полностью поддерживаю позицию своих адвокатов. Все лица уже допрошены. Какого-либо давления я не оказывал, не оказываю и не собираюсь оказывать, - заверил суд Борис Феофанов. - Фактически я только могу высказать одну просьбу, если суд ее учтет - дать мне возможность до вынесения законного решения по данному уголовному делу пробыть все это время это со своими детьми в кругу семьи. Я долго работал в органах внутренних дел и знаю, что такое оперативно-розыскные мероприятия, которые проводятся, соответственно, что такое контроль телефонных переговоров и все остальные моменты. Поэтому делать какие-то телодвижения нет смысла. Я не собирался и не собираюсь их делать. Я просто хочу оставшееся время пробыть со своей семьей, если это мне позволит суд.

Суд арестовал начальника ОМВД на два месяца.

Суд арестовал начальника ОМВД на два месяца.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Несмотря на красноречивое выступление защитников и трогательную просьбу обвиняемого, доводы следствия суд посчитал более убедительными.

Подполковник полиции просил суд дать ему возможность побыть до приговора в кругу семье. У Бориса Феофанова трое детей.

Подполковник полиции просил суд дать ему возможность побыть до приговора в кругу семье. У Бориса Феофанова трое детей.

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Бориса Феофанова арестовали на два месяца. В этот же день Свердловский суд избрал меру пресечения и второму фигуранту уголовного дела. Оперуполномоченный, сотрудничающий со следствие, будет находиться под домашним арестом. Напомним, и подполковнику полиции, и его подчиненному грозит реальный срок – до десяти лет лишения свободы.

Арест начальника Прохоровского ОМВД

В пресс-службе УМВД России по Белгородской области сообщили, что причастность полицейских к совершению противоправных действий установили сотрудники оперативно-розыскной части собственной безопасности УМВД совместно с сотрудниками регионального управления ФСБ. Если вина полицейских подтвердится, они будут уволены из органов внутренних дел и понесут наказание в соответствии с действующим законодательством.