Общество2 марта 2016 13:38

Алина Кучма, за которую вступился врач-«боксёр»: «Пациент нарочно ударил меня ногой»

Девушка пришла на суд в медицинской маске

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

В Белгороде продолжается судебный процесс по делу врача-«боксёра». Допрашиваются свидетели трагического происшествия. Первой из них стала Алина Кучма – та самая медсестра, которая пожаловалась хирургу Илье Зелендинову на пациента. На заседание девушка пришла в медицинской маске. То ли из-за проблем со здоровьем, то ли потому, что побоялась открывать лицо перед фото- и видеокамерами.

Вначале судья Иван Сапрыкин задал бывшей медсестре второй городской больницы стандартный вопрос, знает ли она подсудимого и в каких отношениях находится с ним.

- Знаю. Ни в каких отношениях, кроме рабочих, мы не состоим, - ответила девушка.

МЕДСЕСТРА: «ПАЦИЕНТ УДАРИЛ МЕНЯ С НОГИ, И Я ОТЛЕТЕЛА В СТЕНКУ»

Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Затем гособвинитель Ольга Хоботкина попросила медсестру рассказать о случившемся.

- 29 декабря у меня была смена. По «скорой» поступил больной Вахтин с предварительным диагнозом «желудочно-кишечное кровотечение». Пациента посмотрел хирург и назначил ему сток и ФГДС, - рассказала Алина Кучма.

После этого девушка вместе с пациентом отправилась в санитарную комнату делать промывание желудка. По словам медсестры, она объяснила больному механизм процедуры, Евгений Вахтин - ныне покойный - дал согласие на её проведение.

- Пациент лёг на каталку. Началось промывание желудка. И после этого я получила удар в левую область бедра. Я отлетела в стенку и ударилась затылком. Мне стало плохо. У меня закружилась голова. Было больно. Потекли слёзы. Я вышла из санитарной комнаты. Меня тошнило. Пошла в туалет, где меня вырвало. После того, как вышла из туалета, встретила Илью Александровича. Я рассказала, что не смогла промыть человеку желудок вследствие того, что он меня ударил, - продолжила свидетель.

Девушка, как и врач, уверяла, что они вместе с доктором отправились в терапевтический корпус для оказания больному медицинской помощи.

- Там Илья Александрович спросил: «Кто?». Я указала на Вахтина. Врач толкнул его в смотровую комнату. Потом на Илью Александровича налетел Авилов (прим. ред.: мужчина, сопровождавший больного). И всё, - рассказала Алина Кучма.

- И всё? На этом всё закончилось? – уточнила гособвинитель Ольга Хоботкина.

- Я не помню подробностей произошедшего. У меня болели нога и голова. Постоянно тошнило. У меня было шоковое состояние, потому что я такого не ожидала.

- Давайте вернемся немного назад. До того, как вы начали промывание желудка, как вели себя Вахтин и Авилов? – предложила гособвинитель.

- Они были в состоянии алкогольного опьянения.

- В чем это выражалось?

- Запах алкоголя просто витал. Они были пьяные. Вахтин постоянно нецензурно выражался.

- Кто еще присутствовал при этом?

- Я не могу утверждать точно, но, вроде бы, заходили санитарочка и ещё хирург Шипилов. Как долго они находились там, я не могу сказать. Это была обыденная процедура. За такими мелочами я не слежу.

- Вы говорите, что Вахтин и Авилов нецензурно выражались. Они так обращались друг к другу? Обзывали вас? Выражали так своё отношение к медицинскому учреждению? Или они просто произносили подряд нецензурные слова?

- Я слышала нецензурную речь, но не вникала в происходящее. Зачем они это говорят? Кому они это говорят? О чем они разговаривают? Я выполняла свою работу.

- По отношению к вам они выражали агрессию?

- Меня ударили. Я считаю, это агрессия.

- До того, как вас ударили.

- Вроде бы, нет.

- Выражались оба? И Авилов, и Вахтин?

- Вахтин точно выражался. А про Авилова я не могу утверждать.

- Расскажите подробнее об этом ударе.

- Пациент ударил меня с ноги в левое бедро, после чего я отлетела в стенку и ударилась головой.

- В тот момент Вахтин стоял или сидел?

- Думаю, лежал на левом боку лицом ко мне. Я не знаю, что он делал, потому что я в это время мыла желудок. Я смотрела на то, что будет течь у него по зонду.

- Вы по отношению к нему где находились?

- Точно ответить не могу. Примерно нижняя часть живота, пах, верхняя часть бедер.

- А какой частью ноги он вас ударил?

- Судя по синяку, это была ступня. Коленкой так ударить невозможно.

- Вы полагаете, он это сделал нарочно?

- Я считаю, что да.

- Что этому предшествовало?

- Не знаю.

- Вахтин ударил вас ногой просто так? Без видимых причин?

- Я считаю, что это было именно так.

АЛИНА КУЧМА: «ИЛЬЮ АЛЕКСАНДРОВИЧА Я ВСТРЕТИЛА СЛУЧАЙНО»

Напомним, Александр Авилов, сопровождавший больного в ту ночь, утверждает, что удар был случайным. Как рассказал мужчина, после случившегося он извинился перед медсестрой за друга. Девушка была расстроена и кому-то названивала. Сама Алина Кучма уверяет, что не намеревалась жаловаться Илье Зелендинову на пациента. Девушка также сказала, что не помнит, чтобы перед ней кто-то извинялся.

- Ваши дальнейшие действия после удара, - продолжила гособвинитель.

- Я помню, я отлетела. Мне было больно, тошнило, закружилась голова, у меня потекли слёзы. Я выбежала оттуда.

- Вы встретили Зелендинова случайно? Или вы ему позвонили?

- Я встретила его случайно, выходя из туалета.

- Что вы ему сказали?

- Что не смогла провести промывание желудка в связи с тем, что меня ударили.

- Какова была реакция Зелендинова? Что он на это ответил?

- Я не могу это прокомментировать, потому что не помню. Я была не в том состоянии, чтобы запоминать каждое слово и каждое действие, которое происходит.

- С какой целью вы это сообщили Зелендинову?

- Человеку не была оказана помощь в полной мере. Я ему не смогла помыть желудок.

- После того как вы рассказали это Зелендинову, куда вы направились?

- В терапевтический корпус.

- Для чего?

- Для оказания медицинской помощи, повторной консультации хирурга.

- А вы лично для чего?

- Для оказания помощи Вахтину. После осмотра ему могло потребоваться промывание желудка. И нужно было показать, кто именно нуждается в помощи. Поэтому, когда мы туда прибыли и после того, как Илья Александрович спросил: «Кто?», - я и указала на больного.

- То есть вы спешили, чтобы продолжить промывание желудка?

- Если бы после повторной консультации это потребовалось, то да.

- Кто направил вас делать промывание желудка?

- Хирург Шипилов.

- Вы ему сообщили, что процедура не закончена?

- Я встретила дежурного хирурга Илью Александровича, поэтому сообщила ему.

- А диагноз, который был у пациента, Зелендинову сообщили вы?

- Я не помню этого.

- А вы должны были сообщить?

- Я должна была сообщить, что я не провела эту процедуру и почему не провела.

- Когда вы пришли в терапевтическое отделение, вы приступили к повторному промыванию желудка?

- Нет. Мы зашли. Илья Александрович спросил: «Кто?». Я показала на пациента. А, после того, как доктор толкнул пациента в смотровую и на него налетел Авилов, началась драка.

- Драка?

- Да.

- А кто кого бил?

- Я этого не могу сказать.

- Но вы же говорите, что началась драка. Значит, кто-то кого-то бил?

- Я помню точно, что Авилов побежал на Илью Александровича. Не знаю, кто из них ударил первым. Но потом началась драка - это уже факт.

- Скажите, в приемном отделении терапевтического корпуса есть инструментарий для проведения промывания желудка?

- Не знаю, поэтому у меня зонд был в кармане.

- То есть вы зонд взяли с собой? И то, что он был у вас в кармане, мы сможем увидеть при просмотре видео?

- Я не могу знать, увидите вы или нет.

- Это нормально: положить в карман, я так понимаю, нестерильной одежды, инструмент, который вы потом будете использовать для промывания желудка, вводить внутрь человеку?

- Зонд промывается, обрабатывается еще раз спиртом.

- Это допустимо переносить таким образом инструмент в кармане?

- Я его брала, но не факт, что он потребовался бы.

- Я исхожу исключительно из вашего рассказа. Вы говорите, что шли туда с целью сделать эту манипуляцию. Для этого взяли зонд, которым намеревались воспользоваться, и положили его в нестерильную пижаму. Я права?

- Да.

- Вы говорили на следствии, что в вашем присутствии Вахтин падал?

- Я это говорила еще в начальных числах в декабре. У меня было не то состояние. Мне показалось, что Вахтин упал. Грохот коляски. Мне было плохо. Голова болела, всё трещало. Я посчитала, что он упал, но это мне показалось. В следующие показаниях я это... – девушка задумалась.

- Опровергли?

- Да.

- Во время драки, кто ещё, кроме вас, Зелендинова, Авилова и Вахтина, находился в кабинете?

- Терапевт Фисенко.

- Ещё кто-то был?

- Не помню.

- За месяц до этого происшествия вы ни разу не созванивались с Зелендиновым, а сразу после случившегося много раз в течение нескольких дней. В связи с чем это? Что вы обсуждали? – поинтересовалась гособвинитель.

- В связи с произошедшим. Илья Александрович спрашивал, как я себя чувствую, - ответила медсестра.

- Каждый раз, когда Зелендинов вам звонил, он справлялся о вашем самочувствии?

- Да, он спрашивал, как я себя чувствую.

- А вы ему зачем звонили?

- Спрашивала, как он после этой ситуации.

«ПАЦИЕНТЫ ГОНЯЮТСЯ ЗА МЕДИКАМИ С НОЖАМИ, В НАС ПЛЮЮТ И ОСКОРБЛЯЮТ»

Как известно, Алина Кучма – ещё студентка. Она учится на пятом курсе мединститута. В больницу девушку взяли на четверть ставки. Проверяющие из Росздравнадзора, которые нагрянули в медучреждение после инцидента, пришли к выводу, что Алина Кучма не должна была делать пациенту промывание желудка. Дело в том, что в больнице не смогли предоставить проверяющим выписку из протокола о сдаче девушкой соответствующего экзамена. Впрочем, получить «корочку» медсестры можно и до окончания вуза. Как рассказали студенты мединститута, экзамен «по допуску к медицинской деятельности на должность среднего медицинского персонала» можно по желанию сдать на четвертом курсе.

- Вы имели право делать промывание желудка? – поинтересовалась представитель гражданской жены погибшего Ирина Лочканова.

- Да, - с уверенностью ответила Алина.

- Вы сколько раз до этого проводили подобную манипуляцию?

- Я работаю около года, и каждую смену минимум два раза.

- А кто вас обучал этому делу?

- Я проходила учебную практику. Кроме того, при поступлении на работу мне показали, как это делается.

- Вы сдавали соответствующий экзамен, чтобы иметь право работать медицинской сестрой?

- Когда я устраивалась на работу, об этом речь не шла. Мне об этом никто не сообщал.

- Я задала конкретный вопрос: вы сдали этот экзамен?

- У меня практика медсестры и процедурной, и постовой пройдена.

- Вы экзамен сдали? – повторила вопрос Ирина Лочканова.

- Я не знаю, как это назвать. Наверное, это был экзамен. Я не знаю, что это было.

- Когда вы делали промывание желудка, врач контролировал ваши действия?

- Я не помню, чтобы там были врачи.

- Вы пояснили в суде, что не закончили данную манипуляцию. По какой причине: в связи с тем, что вы не смогли ее провести или в связи с тем, что Вахтин не захотел?

- В связи с тем, что Вахтин меня ударил меня и мне стало плохо. Я ушла в туалет.

- А Вахтин так и остался с трубкой в желудке?

- Я этого не помню.

- А когда вы заходили, чтобы взять ещё зонд? Вы помните?

- По времени нет.

- После чего это было? Последовательность.

- Я не помню. Я даже не помню, как мы попали в терапевтический корпус.

- Что у вас с памятью плохо, это мы уж поняли, - подметила Ирина Лочканова. - Вам кто поручил проводить манипуляцию?

- Шипилов.

- О том, что вы не провели процедуру, вы доложили врачу, который вам её поручал?

- Нет. Я сообщила первому хирургу, которого встретила.

- А почему вы не сообщили Зелендинову, что вам плохо. Другая бы медсестра сходила. Вы почему пошли, если вам настолько плохо?

- Я ведь на работе нахожусь. Меня же не отпустят с работы.

- Вы могли бы просто сказать доктору, что вам плохо.

- У меня нет привычки жаловаться, как я себя чувствую.

- Вы не помните, где взяли зонд, как взяли. Ничего не помните. И как вы в таком состоянии собрались проводить манипуляцию?

- Если бы Илья Александрович увидел, что что-то не так, что я не справляюсь, думаю, сказал бы не делать манипуляцию.

- Вы находились в стационаре после случившегося?

- Я лежала в отделении, меня капали несколько дней. Не знаю, сколько именно. Наверное, 30-го и 31-го.

- Вы были на «больничном». Вас освободили от работы?

- У меня смен не было больше.

- Вас оформили как больную?

- Я не знаю, как меня оформляли и оформляли ли вообще.

- А что там может прийти любой человек и полежать просто?

- Я же не любой человек. Я сотрудница. Меня прокапали. Причем меня оттуда неоднократно вызывали давать показания.

- Вы сказали, что у вас были синяки. Сколько?

- У меня был на бедре синяк.

- То есть один?

- Сначала были маленькие синячки, а потом всё это расплылось.

- По вашей картине получается, что вам было очень плохо, вы еле стояли на ногах, но взяли инструмент, который был уже нестерильный, вложили в карман и пошли совершать в другой корпус манипуляцию, не зная, нужно ли вообще ее проводить. Это так?

- Да.

- Вы сопровождали Вахтина в реанимацию?

- Я не помню.

- Скажите, вы к врачу обращались по поводу потери памяти?

- После того, что произошло, у меня было ужасное состояние. Я обращалась к нашим врачам. Меня осмотрели, посмотрел невролог, и всё.

Адвокат врача Сергей Амфитеатров попросил девушку рассказать, были ли прежде в больнице случаи нападения пациентов на медперсонал.

- Такие случаи были. В нас плевали, за нами бегали с ножами, инфицированные пытались заразить. Одна такая история произошла со мной прошлой осенью. Приехал пьяный пациент, сообщил, что у него Гепатит C. Когда я уже одела перчатки и собиралась приступить к процедуре, он начал плеваться кровью. Я сделала ему замечание. Он ответил: «Ничего страшного, будешь моей женой, вместе умрём».

- Каковы последствия таких случаев? - поинтересовался адвокат.

- Никаких.

- Кому жаловались, когда в вас плевали кровью?

- Никому.

- Нападения на медперсонал - обычная практика? – уточнил Сергей Амфитеатров.

- К сожалению, но да, - ответила девушка.

«Комсомолка» продолжает следить за развитием событий. Напомним, хирургу, отправившему пациента в смертельный «нокаут», грозит до 15 лет лишения свободы.