Премия Рунета-2020
Белгород
+1°
Boom metrics
Общество5 июля 2011 22:00

Семья афганских беженцев на три месяца застряла в Белгороде из-за проблем с документами

Мать, отец и трое детей хотели сбежать от несчастий, которые преследовали их на Родине

Глубокой ночью 15 апреля в Шебекинском районе в 80 метрах от государственной границы задержали людей, которые брели вдоль железнодорожного полотна в направлении села Новая Таволжанка и Волчанска. Путешествовали практически налегке. В женской сумке вперемешку лежала кое-какая одежда, еда и детские памперсы. 42-летний глава семейства Абдул Разак и его 34-летняя жена Роя вели за собой двоих сыновей 14-и и пяти лет и восьмилетнюю дочь. В ту ночь беженцы из Афганистана решили пересечь русско-украинскую границу. Хотели попасть в Польшу. Как и следовало ожидать, при себе у задержанных не оказалось документов.

«Заплатите выкуп и мы вернем вам сына»

Для белгородских пограничников такая встреча не впервой. Путешественники-нелегалы едут главным образом из Москвы. Дело в том, что в столице нашей родины беженцам снять квартиру и получить работу легко. Многие живут с давно просроченными визами. По словам сотрудников областной федеральной службы безопасности, в мае 2009-го через нашу область буквально хлынул поток нелегалов из Москвы. Связывают это с закрытием Черкизовского рынка, на котором зарабатывали на хлеб сотни приезжих. Сейчас наплыв беженцев в Украину меньше. Однако люди идут. Чаще группами по восемь человек. Интересен социальный статус таких беженцев. Среди задержанных числятся даже спортсмены и актеры. Из своей страны их гонит страх и невыносимые условия жизни. На родине, приходится оставлять своих родных и близких, дом, работу, чтобы скитаться по другим городам в поисках лучшей доли.

Абдул Разак и Роя жили в Каписе. Там, как и в любом афганском городе, неспокойно: в вооруженных столкновениях то и дело гибнут мирные люди. По местным меркам супруги не бедствовали. Отец держал маленький магазинчик, мать вела домашнее хозяйство, воспитывала детей: рассудительного Милада, непоседу Бушру и маленького Саджада. Но в прошлом году спокойная жизнь семьи оборвалась страшной новостью. Неизвестные похитили старшего сына. По одежде Милада бандиты решили, что он из обеспеченной семьи, а значит, за мальчика можно получить хороший выкуп.

- Было воскресенье. Я вышел из дома погулять. И тут ко мне подошли мужчины. Они закрыли мне рот, - вспоминает тот страшный день Милад. – Я сразу потерял сознание. Очнулся в запертом помещении с одним окошком под потолком. Они спросили у меня номер телефона отца, позвонили и сказали: «Ваш ребенок у нас. Вы должны принести деньги, тогда мы его освободим».

Спокойная жизнь Абдула Разака и его семьи закончилась, когда бандиты похитили его старшего сына.

Спокойная жизнь Абдула Разака и его семьи закончилась, когда бандиты похитили его старшего сына.

Фото: Алла ПАНАСЕНКО

Абдул Разак побежал в полицию, но быстро вычислить похитителей не удалось. Тогда обеспокоенный отец продал автобус, чтобы заплатить выкуп. Милада держали взаперти около пяти дней.

- Когда отец понес деньги бандитам, за ним следила полиция. В момент обмена они попытались задержать похитителей. Началась перестрелка. Один из нападавших был убит, а второй убежал, - говорит Милад. – После моего освобождения мы уехали из родного города в столицу Афганистана.

Афганистан-Россия-Польша

Напуганные родители опасались, как бы преступники не нашли их, чтобы отомстить за погибшего подельника. Страхи подтвердил телефонный звонок. «Из-за ваших неправильных действий погиб наш человек. Мы обязательно отомстим», - услышал Абдул Разак на другом конце провода.

После угроз семья собрала вещи и решила бежать из Афганистана.

- 18 октября они приехали в Москву. В Россию гораздо проще получить визу. К тому же, в городе жило много своих. Снимали квартиру с другой афганской семейной парой. Привезенных денег хватило ненадолго. Отец устроился работать разносчиком еды в кафе к своему земляку. Старший сын ему помогал. Младшие дети сидели дома с матерью, - рассказывают следователи из УФСБ по Белгородской области. – В январе Абдул Разак попал в больницу, ему сделали операцию. В этом же месяце у семьи истек срок действия визы. Через организацию «Гражданское содействие» они обратились в федеральную миграционную службу Москвы. Но им отказали. Не было нотариально заверенного перевода паспортов. Кто-то посоветовал им ехать в Польшу, дескать, там хорошие условия для детей. По сути, они слабо представляли, где хотят жить.

В разговоре с нами Милад признается, что родители никогда не строили при нем планы на будущее в Польше.

- На автобусе мы приехали в Белгород. Здесь нас встретил человек и привез в какой-то частный дом. Забрали нас около трех ночи. Высадили возле границы, рядом с железнодорожной полосой и сказали идти вперед, - припоминает Милад. – Через некоторое время нас задержали.

Пока не известно, кто занимался переправкой афганцев в ту злополучную ночь. Следователи говорят, что беженцам за хорошую плату помогают жители приграничных сел. Довозят до границы, а потом бросают.

О том, что они нарушают закон, афганцы знали. Но вряд ли понимали масштабы последствий в случае задержания.

- Когда им сказали, что на несколько месяцев разлучат с детьми, родители плакали. Братьев и сестру забрали сотрудники по делам несовершеннолетних. Сейчас они находятся в центре временного содержания. Пока велось следствие мы как могли старались помочь этой семье, - отмечает Оксана Хижнякова, пресс-секретарь УФСБ России по Белгородской области. - Их материальное положение было тяжелым. Задержали афганцев в разгар весны. Тепло, а они шли в зимних сапогах. В изоляторе мать ходила босиком. Мы принесли им обувь.

Сотрудники ФСБ послали запрос о задержанных в консульство Афганистана. Вскоре из Москвы пришли их паспорта, которые муж с женой оставили у знакомых на хранение.

Матери троих детей Рое пришлось расстаться с детьми на три месяца.

Матери троих детей Рое пришлось расстаться с детьми на три месяца.

Фото: Алла ПАНАСЕНКО

- Граждане Афганистана за «Покушение на незаконное пересечение границы, совершенное группой лиц по предварительному сговору» осуждены на три месяца пребывания в колонии-поселении. Свою вину подсудимые признали. Вынося приговор, суд учел их раскаяние, содействие в раскрытии преступления и наличие трех малолетних детей, а также тяжелую жизненную ситуацию, - прокомментировали в пресс-службе Белгородского областного суда.

«Я хочу быть с папой и мамой»

Пока шло следствие, сотрудники ФСБ, проникнувшись бедой афганской семьи, организовали родителям встречу с детьми. Малыши принесли маме с папой записки и рисунки – на листе бумаги выстроились вряд все члены семьи.

- После встречи с родителями дети успокоились. С самого начала, как только к нам поступили, было видно, что они боятся и переживают. На все вопросы ребята отвечали, что не понимают по-русски. Сейчас они очень общительные, дружные. Адаптационный период прошел, мы объяснили, что скоро за ними приедут родители, - говорит Надежда Комарцова, заместитель директора по воспитательной работе областного государственного специализированного учреждения системы обслуживания социальной защиты населения «Областной социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних». – Ребята кое-что понимают по-русски, общаются с другими детьми и воспитателями. Наши белгородские воспитанники даже пытаются перенять их акцент. То, что Милад, Саджад и Бушра из другой культурной среды, конечно, заметно. Для нас было удивительно, что по утрам Милад молился.

Сам мальчик признается - ему здесь хорошо. Он играет в футбол, присматривает за младшим братиком и сестренкой. Но очень тоскует по маме с папой и хочет вернуться в Афганистан. О том, что это опасно ребенок и слышать не хочет. Ведь там остались друзья, тетя, бабушка с дедушкой, любимая школа. Милад очень любит рисовать автомобили, неважно каких марок. А еще он рисует домик в горах, свой афганский домик.

Совсем скоро истекает срок заключения Абдула Разака и Рои. 15 июля они выйдут на свободу из чернянской колонии и заберут своих детей. Радость от воссоединения семьи омрачает тревога о будущем. Слишком оно непредсказуемо и опасно. Возможно, семья продлит визу и осядет в Москве, чужом, но спокойном для них городе. Или отправится обратно в родной, но опасный Афганистан. Как бы там ни было, ни родители, ни дети больше не хотят разлучаться друг с другом.