Дом. Семья

Маса вышел из тени Фандорина: Борис Акунин написал свой самый увлекательный роман за последние годы

Рассказываем о том интересном, что появилось в книжных магазинах за последние месяцы
Фандорин мертв, но шапки не долой. Его верный камердинер Маса, оплакав своего господина отправляется в Японию

Фандорин мертв, но шапки не долой. Его верный камердинер Маса, оплакав своего господина отправляется в Японию

Фото: Shutterstock

Борис Акунин

«Просто Маса»

Издательство «АСТ»

Фандорин мертв, но шапки не долой. Его верный камердинер Маса, оплакав своего господина и утешившись четверостишием Жуковского «О милых спутниках…», отправляется в Японию с целью открыть там собственное детективное агентство. В город Иокогаму он прибывает 1 сентября 1923 года. Родина встречает его землетрясением силой 8,3 балла по шкале Рихтера, самым разрушительным в своей истории. Иокогама на глазах у Масы превращается в груду горящих обломков (близлежащий Токио, как вскоре выяснится, эта участь тоже не миновала). На пепелище Масу ждет много приключений и детективных сюжетов: он многому научился у Фандорина, и теперь распутывает загадки ничуть не хуже.

По последним книгам об Эрасте Петровиче («Черный город», «Планета Вода», «Не прощаюсь») чувствовалось, что Акунин устал от персонажа, принесшего ему славу. И вследствие этого казалось, что Фандорин устал сам от себя: жизнь продолжается, а делать уже особенно нечего, только размышлять о том, что достойно, а что не достойно благородного мужа. Интересные злодеи кончились, сыщик впал в кому, в «Не прощаюсь» ненадолго из нее вышел, обнаружил Россию в обвале - и в общем, ничем не смог ей помочь.

У Масахиро Сибата, комического слуги, всегда находившегося в тени хозяина, потенциал, наоборот, есть - и в этом романе Акунин использует его по полной. «Просто Маса» неизбежно напоминает один из лучших фандоринских романов - «Алмазную колесницу»: там много этнографических прибамбасов, хокку и танка, роковая красавица-японка (которую Маса все время уподобляет кицунэ, фольклорной лисице-оборотню, и в которую, тем не менее, влюбляется), спрятанные сокровища, драмы из японской истории (о том же Великом землетрясении Канто никто из европейцев не помнит - а какой прекрасный фон для приключенческого романа, и с каким увлечением Акунин его разрабатывает!) Это не шедевр приключенческой литературы (каким была та же «Колесница»), но, наверное, самая увлекательная книга Акунина за последние годы. И про Масу можно сочинять романы еще долго: ему, конечно, 65 лет (и он периодически вздыхает: «Да, 65 - не то, что 55!»), но, судя по поведению, больше сорока ему не дашь.

Игорь Курдин

«Курск. 20 лет спустя»

Издательский дом «Комсомольская правда»

20 лет назад случилась трагедия в Баренцевом море, потрясшая всю Россию. И «Комсомольская правда», и другие СМИ с тех пор опубликовали тысячи материалов об атомной подлодке «Курск»; запутаться в груде информации легче легкого. В этой книге - не очень большой по объему, но невероятно информативной - собрано все самое важное, что нужно знать о катастрофе, то, что мы после расследований знаем уже наверняка, без домыслов и фантастических гипотез. Ее стоит прочесть и тем, кто в августе 2000-го прилипал к телеэкранам, надеясь, что подводников все-таки спасут, и тем, кто тогда еще не появился на свет.

Автор, капитан 1-го ранга Игорь Курдин, лично не участвовал ни в поисково-спасательнои операции, ни в операции по подъему лодки осенью 2001-го. И его книга - не расследование: «я не следователь и не адвокат, не прокурор и не журналист. И уж тем более не судья». Однако Курдин добавляет: «я - командир почти такои же атомной подводной лодки, как «Курск», почти в то же время. Вместе с командиром К-141 «Курск» капитаном 1-го ранга Геннадием Лячиным мы учились в одном Высшем военно-морском училище подводного плавания и даже на одном ракетном факультете». Сейчас он руководит Санкт-Петербургским клубом подводников. Занимался изучением обстоятельств трагедии двадцать лет, и знает о ней почти все.

В его книге, простите каламбур, мало «воды» - лишней, ненужной информации и пустых рассусоливаний. Порой он вспоминает истории из времен своей службы, - но и они выглядят необходимыми штрихами к картине того чудовищного состояния, в котором пребывал российский флот в 90-е годы. Вспоминает не только Курдин, но и родные погибших подводников. Так, вдова Геннадия Лячина говорит: «Когда муж погиб, он получал 6000 рублеи . Когда мы были в отпуске, проезжали Санкт-Петербург, где в метро я прочитала: машинист поезда, если не ошибаюсь, получал то ли 14 000, то ли 18 000». Вдова старшего мичмана Сергея Калинина рассказывает: «Мы недоедали, мужья ездили в Североморск, вагоны в Мурманске разгружали. Так мы выживали». А сестра старшего мичмана Василия Кичкурука добавляет: «Килограмм гречки делили на несколько днеи , так было». В этих условиях подводники героически продолжали нести службу. И в августе 2000-го 118 из них погибли - как, каким образом это могло произойти?

В книге Курдина есть и изображение «Курска» в разрезе, которое лучше сотен слов описывает устройство АПЛ, и рассказы о будничной жизни моряков в плавании, и письма подводников, написанные еще до трагедии, и ее хроника с подробным описанием двух роковых взрывов, и все, что было потом - поисково-спасательная операция, последние часы тех человек, которые не погибли сразу, а надеялись на чудо. А завершает книгу список экипажа «Курска», с фотографиями погибших подводников и небольшими текстами о каждом («Андрей Васильев, 27 лет. Капитан-лейтенант. Андрей – коренной севастополец. Вдова Анна: «Мы долго не знали, где и как погиб Андрей. Его и вахтенного матроса нашли у переборочного люка между четвертым и пятым отсеками. Они боролись за живучесть, пытались сдержать взрывную волну. Андреи торопился жить. Мечтал, чтобы сыновья Егор и Арте м продолжили военно-морскую династию»).

Читать об этом тяжело. Но и впечатление эта книга производит гораздо большее, чем, например, недавний фильм Томаса Винтерберга, где гибель «Курска» уныло разыгрывалась высокопрофессиональными актерами.

Джон Херси

«Хиросима»

Издательство Individuum

75 лет назад, 6 августа 1945-го, над Хиросимой вспыхнул ослепительный белый свет, и через минуту большая часть города оказалась в руинах. А весной следующего года американский журналист Джон Херси отправился в Японию и взял множество интервью у людей, которые выжили после первого в истории практического применения атомной бомбы. 31 августа 1946 года журнал New Yorker - уникальный случай - опубликовал его громадную статью полностью, она заняла весь выпуск. Альберт Эйнштейн хотел приобрести тысячу номеров, чтобы разослать коллегам-физикам - не получилось, все экземпляры были мгновенно раскуплены. С тех пор статья (вскоре переизданная в виде книги) считается эталоном высокой журналистики, за долгие годы ничуть не устарела - и сейчас впервые полностью выходит на русском.

Герои - шестеро людей, находившихся на разном расстоянии от эпицентра взрыва, от полутора до трех километров. Священник японской методистской церкви; еще один священник, немец, находившийся в доме миссии иезуитов; молодой хирург, который спокойно работал в больнице; еще один врач, владелец частной клиники, читавший газету на террасе; молодая служащая завода жестяных изделий; портниха, чей муж погиб на войне. Кому-то сломало и вывернуло ногу, кто-то обнаружил себя бредущим по улице в одном нижнем белье, кто-то очутился в реке, зажатый бревнами, как палочками для суши. Чудом они все как-то выкарабкались, пришли в себя, и вскоре поняли, что находятся в аду. Густой дым застилает небо, в этих искусственных сумерках по улицам бредут окровавленные люди, многих тошнит на ходу, одни стремятся спрятаться в местном парке (до которого вскоре доберется пожар), другие - уйти в пригороды, где живут родные (но и в пригородах дома - с обрушившимися крышами и выбитыми стеклами). И никто еще не понимает, что впереди лучевая болезнь.

В 80-е Джон Херси вернулся в Японию, чтобы написать последнюю, самую большую главу «Хиросимы» - о том, как сложилась жизнь его героев потом, как они справились с полученными физическими и душевными травмами. И его строгий документальный рассказ читается как захватывающий, страшный, и психологически интересный роман.

Костантино Д’Орацио

«Таинственный Караваджо»

Издательство «Бомбора»

Микеланджело Меризи да Караваджо прожил на свете 38 лет. При жизни прославился (его творчество породило целую школу художников-подражателей, «караваджистов»), потом был почти забыт лет эдак на триста (в «Образах Италии» Павла Муратова, вышедших в начале ХХ века, он упоминается один раз и впроброс). А потом произошел всплеск интереса к нему: в конце прошлого столетия его мрачные (во всех смыслах), незабываемые картины пришлись очень к месту. Сегодня он считается одним из самых знаменитых и самых одаренных художников в истории, есть люди, которые специально совершают путешествия по Италии и миру, чтобы увидеть все его произведения «вживую». При этом известно о Караваджо не так уж много: даже точные даты его рождения и смерти удалось установить всего несколько лет назад.

Костантино Д’Орацио уже опубликовал «Загадочного Леонардо» и «Загадочного Рафаэля»; легко предположить, что эти работы написаны в духе журнала «Караван историй» и смакуют страсти и страдания великих художников. Караваджо с его буйным нравом был рекордсменом по тому и другому. «Он не может творить постоянно, но, проработав пару недель, берет в руки шпагу и в сопровождении слуги уходит в загул, так что его днем с огнем не сыскать — переходит от одного игорного дома к другому, скандалит, затевает драки» - с содроганием писал один его ранний биограф. В 1606 году Караваджо, похоже, убил в драке человека, несколько оставшихся лет провел в скитаниях. В общем, писаке, не обуздывающему свою фантазию, есть где разгуляться.

Но нет - работы Д’Орацио хоть и популярные, но вполне сдержанные по тону. Разгадывать он стремится не столько тайны личной жизни героя, сколько загадки его полотен: много страниц посвящены шедеврам Караваджо вроде «Больного Вакха» или капеллы Контарелли. В общем, если отправитесь в Рим - не забудьте скачать эту книгу, в Галерею Боргезе или церковь Сан-Луиджи-деи-Франчези лучше идти, предварительно с ней ознакомившись.