2017-12-07T20:09:52+03:00

С какими проблемами сталкиваются современные государства и какие вопросы нам надо решить на законодательном уровне

Лидер ЛДПР Владимир ЖириновскийЛидер ЛДПР Владимир ЖириновскийФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Об этом лидер ЛДПР Владимир Жириновский поговорил со студентами

С какими проблемами сталкиваются современные государства и какие вопросы нам надо решить на законодательном уровне

00:00
00:00

На традиционной встрече со студентами лидер ЛДПР Владимир Жириновский затронул сегодняшние проблемы разных государств, в том числе и национальный вопрос.

В.Жириновский:

- Когда мы не понимаем в прошлом что было, а там нюансы играют роль, тогда мы не очень правильно оцениваем настоящее и не способны дать прогноз на будущее. И тогда государство это беднеет, больше отрицательного, больше, может быть, даже жертв. Вот простой пример. Европа. Они пожалели беженцев не потому, что им жалко, а потому, что им нужна дешевая рабочая сила. Но 60 лет назад, когда они пригласили турок, 200 тысяч, те действительно хорошо работали и вели себя тихо, ибо в любой момент их бы отправили на родину, а там у них ни работы, ничего. И немцы привыкли, что это вот необходимый резерв рабочей силы, потому что немцы – инженеры, архитекторы, врачи, а вот улицы убирать, ремонтировать машины, ну, вся черновая работа – пускай делают иностранцы, своих не хватает просто, потому что развивается бурно экономика. Но сейчас они уже делают ошибку. Потому что это уже не турки. У турок был какой-то элемент достоинства, ибо они были бывшая империя, и из бывшей империи приехали в другую бывшую – Германскую империю. А арабы, допустим, афганцы, африканцы – они наоборот были в колониальных странах, и у них озлобление в отношении этих стран бывших – Германия, Франция, Британия и т.д. Вот незнание истории, неспособность анализировать – совершаются ошибки. Вот вам ошибка сейчас, видите, не могут сформировать правительство. Именно в спорах в отношении беженцев. То есть, сама Ангела Меркель свою партию губит и, скорее всего, уйдет в отставку. Неспособность. Незнание. По бумажкам. Принесли бумагу – сколько там рабочих? Ну и хорошо, ну и пускай, давайте увеличивать. Ты пойди, походи на рынок, в баню, стадион, в жилые кварталы – поживи среди них. Как у нас. Выступают – да мы выезжали, мы гасили конфликты, мы то и то делали. Кто вы? Работники ЦК КПСС? Они в кабинете сидят. Я почему хорошо знаю национальный вопрос? Я 18 лет прожил в Казахстане и видел всю систему обучения. Детский сад, школа. Потом служил на Кавказе уже, офицером, лейтенантом. Грузия. Я объехал Азербайджан, Армению. Будущее нашей страны и всего мира – нужно вырабатывать стандарты, на которые согласятся все. Не надо лезть во внутренние дела. Каталония и Испания пусть разбираются сами. Но, допустим, все признают, что расизм – плохо. Цвет кожи не должен влиять на человека. Нацизм – нельзя одну нацию возвышать над всеми. Что, одна нация лучше всех, что ли? Коммунизм – это просто нереально, это иллюзии. Это может философ заниматься коммунизмом, утопией и чем-то там, а предлагать гражданам… Сама идея коммунизма – построить новое общество. Стройка – это всегда холодно. Вот дом строят на улице – это же холодно. Как вы будете строить? А что, нынешнее общество мы что, тормозим? Воспитать нового человека. Как вы это сделаете? Всемирная коммунистическая республика? А они согласятся? То есть, тоже отрицается. Авторитарный режим. Он и не нацистский и не коммунистический, а просто авторитарный – диктатура одного человека. Вот Пиночет, он не был напрямую ни коммунистом, ни фашистом. Тоже вот этот человек – ну, одни мозги опять, то есть, диктатура личности, отвергаем мы все. Все – расизм, нацизм, коммунизм, авторитаризм. Четыре позиции. Это в отношении формы правления.

Мы должны отвергнуть характер власти. Светский режим. Вот Иран – мусульманская республика. Пакистан. Мавритания, может быть, там частично, что-то в Афганистане. Но это невозможно. Религия везде должна быть отделена от государства. И форма. Государство – республика. Никаких монархий. Вот по этим семи позициям мы можем договориться? Можем. Ибо все монархии сами себя исчерпали. Во всех странах мира отвергается религиозный характер, только светский. И никто не хочет жить в расистском государстве, нацистском, коммунистическом, авторитарном и т.д.

Выборы. Какими бы ни были хорошими группа товарищей, если они находятся у власти и их нельзя переизбрать, даже если все идет хорошо, настроение падает у людей. Вот они сидят там, 20, 30, 100 человек – и все, и мы должны всю свою жизнь смотреть на них. Слушать их, делать, как они говорят. А не бывает общества идеального, всегда проблемы. И тогда ненависть к тем, кто управляет, за нерешение проблем. Хотя они не всегда виноваты. Но это отдушина. Кто виноват? Вот вы, власть. Поэтому выборы. Выборы обязательны. Сроки ограничены. Тоже стандарт можно дать для всего мира. Пять лет. И сколько сроков будем давать? Мы должны подобрать на руководящие посты – кто успеет за пять лет выполнить свои обязанности и для демократии. Как только второй срок мы вводим, то первый срок он готовится быть переизбранным на второй. Он не занимается страной, экономикой и всем остальным, он расставляет людей, специалистов, чтобы вы мне помогли и на второй срок переизбраться. Неужели вы это не понимаете? Что второй срок – ловушка. А у нас еще сделали ловушку. Поскольку у людей слабое юридическое образование, написали – подряд не более двух сроков. И получилось как? Бесконечно. Вроде бы не более двух сроков, но стоило добавить маленькое слово мелким шрифтом – подряд не более двух – а так, если не подряд, сколько угодно. Два года пробыл, уйти на месяц, а то заболей через месяц и ты снова вернулся. Вот такие уловки. Как микрофинансовые эти организации. Бери вот деньги прямо сегодня, паспорт – больше ничего не надо. А мелким шрифтом – 700% – это 2% в день, 600% - в месяц. Человек думает – 2%, он дальше не читает «в день», и он не может умножить на 30 – 600% в месяц и уже будет не 200 тысяч, а сколько? Миллион двести.

- Владимир Вольфович, сегодня мы идем по пути инновационного развития. На чем бы вы сделали акцент, учитывая весь богатый опыт, что есть у России? Есть ли страны, чей опыт мы могли бы перенять?

- Ну, все, что можно перенять у других, пожалуйста, это, как говорится, более успешным будет, более быстрое. Но мы тормозим. У нас хорошо с идеей, мы порождаем что-то новое, иногда даже в производство запускаем это новое. Продать не можем. Заставить, чтобы были все три стадии – замысел, производство, реализация. Это тормозит у нас. Тормозит, потому что хромает правовая культура. Вот ты изобретатель, ну, ты должен добиться, чтобы твое изобретение вошло в нашу жизнь. Нет, вот я изобрел. Ну, первую часть – молодец. Вторая уже не пошла и третья. То есть, довести до конца даже наши наработки, чтобы они заработали и дали эффект. Потом, есть примитивные такие вещи. Сырье не надо продавать, это очень дешево. Надо переработать и продать. Вот революция, 100 лет прошло, а мы до сих пор кругляк гоним за границу. А мой дедушка, город Костополь Ровенская область, в 1905 году – 112 лет назад – построил фабрику, он фанеру делал, мебель, стройматериалы. Он же не гнал кругляк. Почему он не гнал кругляк? Потому что он частник, ему выгодно заработать больше. Почему не было кассира, бухгалтера на фабрике? Он сам по пятницам раздавал деньги. Он хочет, чтобы больше денег осталось в кассе предприятия. Частный сектор барахлит. В царской России был он. Советская власть поломала. Она ушла, но не родились еще те частники, которые хотят, умеют и заработают. В этом плане у нас барахлит.

На встрече со студентами лидер ЛДПР Владимир Жириновский подчеркнул необходимость знания своей истории. Без этого невозможно оценить события, происходящие в современном мире.

В. Жириновский:

- Февральская революция – конечно, это было преждевременно заставить отречься царя. Это сделали депутаты – Гучков, Милюков, и тот же Керенский, там Шельгунов и т.д. Это ошибка была. Во время войны нельзя этого делать. Ну, еще потерпите вы, 25 лет терпите Николая Александровича, потерпите еще год – все, война закончится. Февраль выдвинул все те лозунги, которые в условиях демократии были бы реализованы. Землю они уже обещали и проект земельной реформы был опубликован. Выборы – они их уже назначили, на 15 ноября. Восьмичасовой рабочий день Временное правительство установило, а не большевики. Демократия, свобода прессы, отпустили всех политзаключенных – то есть, все, чего требовали большевики, сделало Временное правительство. Они все сделали. И Россия была самой демократической республикой. Поэтому возьмите мемуары Керенского – у него были ошибки, у всех бывают ошибки, но в целом они все сделали. Он даже пошел на то, что не допустил путч Корнилова и это привело к его собственному поражению. Но как демократ, как вот Пиночет не стал убегать, а до конца стоял в своем дворце, поэтому это вот ошибка этого Семина. У нас много людей, которым сегодня обидно. Вся их жизнь была посвящена социализму, коммунизму, комсомолу, партии. Святой Ленин, святой Сталин – и вдруг все это неправильно, не нужно, поспешно, и огромное количество жертв. Поэтому будьте к ним снисходительны. Но Октябрьская революция была совершенно не нужна. Мы были одной из лучших стран. Только в Петрограде не было карточек на хлеб, вся воюющая Европа голодала. Все. Потом будет голодомор – это устроят большевики.

- Как вы оцениваете оппозицию в современной политической жизни России?

- Мы должны обезопасить нашу страну. Царь это не понял, коммунисты не поняли и рухнуло два государства. Вот здесь, на первом этапе, надо было регулировать. Если бы Сталин хорошо знал… кто там сильный у большевиков? Ленин там, Чернов, Церетели там, все эти кадеты, социал-демократы – собери их всех в Зимний дворец, давайте ваших лучших людей в правительство России. Давайте решать вопросы, которые вы ставите. Никаких контактов, ничего. Поп Гапон – весь контакт, так сказать, царя с народом. То же самое и КПСС. Сегодня мучаются в себе там, не знают, как идти дальше. То есть, должно быть много разных организаций, но я сторонник – в парламенте должно быть две партии. И кандидата в президенты должны выбирать только парламентские партии. Парламентской партией чтобы стать – 200 тысяч депутатов любого уровня и 200 тысяч членов партии. Нету? Значит, бегайте внизу, на уровне района, МСУ и т.д. То есть, должны быть правила, стандарты. В Америке две партии – и тут же пошел сбой. Победил от одной партии, но и вторая против него, и первая его против. Впервые сбой. Видите, вот нет идеальной системы. Но я думаю, они успокоятся…

- Поддерживаете ли вы идею пересмотра нашей Конституции?

- Конечно, желательно не менять ее каждые 25 лет. С другой стороны, если она мешает нам, чего ж мы будем ее придерживаться? Это была ельцинская конституция. Переломный момент. От социализма и от советского государства к новой России, в основном уже к капитализму. Поэтому можно или ее подправить, или принять новую. Написать в преамбуле обязательно – мы, русские и другие народы, объединились и дальше там по тексту. И убрать статью 5-ю, изменив ее – Россия состоит из губерний. Все, точка. Надо вот их укрупнить, чтобы их было 30, по 5 миллионов в каждой. А национальный вопрос – театры, язык, литература – ради бога, полная свобода.

- Считаете ли вы, что нашей стране нужна реформа здравоохранения?

- При советской власти оно было полностью бесплатным, естественно, была маленькая зарплата и все деньги шли на бесплатное здравоохранение, образование, науку, армию. А нам, гражданам, работающим, зарплату давали меньше. Реально мы платили за это образование, но не напрямую, поэтому здесь некоторые хвалятся у нас левые коммунисты – а, вот, образование было бесплатное. А зарплата какая была? Вот тогда мы ставим в тупике такого товарища. Все платно. Государство, экономика… Вот у нас есть деньги, вот мы дома строим, дороги, университеты, выплачиваем зарплату. В Америке Обама пошел по пути «надо помочь бедным» - там платная медицина – давайте им дадим страховку, чтобы они могли иметь какой-то минимум медицинской помощи. Но состоятельные люди поняли, что это будет за их счет. А они будут платить больше, чтобы за счет добавки за оплату медицинских услуг этих вот, кто победнее, значит, они будут содержать. Это не нравится людям. В Европе – все платное. Прием у врача – 80 евро. Касса, не надо в карман совать. Точная такса – 80 евро. Рецепт выписал он. Идешь в аптеку – там тебе все за наличные, ты должен заплатить, как и все. Но если у тебя есть социальная карточка, как у нас сегодня есть у некоторых, что ты имеешь определенный уровень низких доходов, тебе аптека и от врача у тебя есть счета, ты оплатил, ты идешь в свою кассу и отдаешь, тебе возвращают полностью сумму или часть. То есть, бедные получают поддержку за счет возврата денег на оплату врача или лекарств. Разные системы. У нас самая худшая. В платной поликлинике или больнице с вас вытягивают: вам объясняют – через неделю будут анализы там или через две – и вы, естественно, говорите «а побыстрее можно?». Можно. Вот рядом поликлиника, туда идите, вам быстро сделают. А там платная. Поэтому самый худший вариант сделали. Я считаю, что надо здравоохранение сделать полностью снова бесплатным и содержать за счет бюджета страны. Почему? Потому что в коммерческой медицине у врача желание, чтобы вы чаще приходили к нему. За каждый прием деньги. Он вам выписывает больше лекарств, он связан с аптекой, он от аптеки получает обратно деньги какие-то. То есть, в этом плане она опасна. И когда у людей нет денег, они просто не ходят в поликлинику, в аптеку и т.д. Надо вернуть.

- Считаете ли вы необходимым введение наказания за предложение взятки?

- И дача, и получение взятки – это преступление. Надо наоборот в случае информирования правоохранительных органов о вымогательстве взятки и вы ее практически дали уже – то есть, если вы сообщаете сами в правоохранительные органы, надо освобождать от ответственности – тогда мы быстрее будем вскрывать и взяткодателей привлекать к ответственности. Это очень сложно. Ведь есть варианты, когда по безналу что-то делается, договариваются в ресторане, на даче, в машине. Иногда трудно это выявить. И потом, сам взяткодатель боится. Он дал, а чего теперь, это он врагом сделает его, которого из-за тебя посадили. В этом смысле коррупция - почему трудно с ней бороться? Это самая большая и страшная болезнь всего человечества. Потому что людям нужны деньги. Сегодня нужны, вчера, они все хотят хорошо одеваться, питаться, иметь жилье. Ну, все, все, все. И быстрее им это нужно делать. Поэтому в этом плане это всегда есть желание больше и быстрее. И как вы это остановите? Вот работай спокойно – вот врач в советское время, зарплата была 65 рублей и через 30 лет – 130. В два раза. 130 – это 13 тысяч. Вот 6000 начинал врач и через 30 лет у него будет 13 тысяч. И чего это? Вся жизнь прошла. А чего ему эти 13000 сегодня? Поэтому, конечно, мы толкаем людей низкой зарплатой. А здесь проблема в социализме. Социализм говорит: все должны быть равны. А чтобы были все равны, мы богатым не должны давать становиться богатым. Забираем все и распределяем среди бедных. Ну, естественно, через общественные фонды. Напрямую забрать у них и вам отдать. Ну, эта уравниловка, она привела все равно к крушению страны. Люди не хотят быть равными, одинаковыми. Вот депутаты, я же вижу за 30 лет, как они работают. Я бы одному платил бы 50 тысяч всего, другому бы 100, 150, 200, 300, себе бы – миллион. Нет, одинаковая зарплата.

Я сторонник единого централизованного государства. Идеальный вариант – парламентская республика и федерация. Делайте, ребята, что хотите. Вот вам бюджет, все есть. Что будут делать все территории? На армию не надо, у нас тут армии нету. Наука? Нам чего наука, у нас вот есть школы – и все. То есть, мы страну уничтожим. Потому что каждая территория хочет себе стадион – да, давайте построим. Дорогу? Может быть, давайте сделаем. Поэтому для России органически присущ централизм. Убираем централизм, федерализм – конец стране. Надо выбирать. Если мы хотим распасться, как СССР, теперь еще на 30-40 маленьких государств… то будет хуже всего, будут отдельно Удмуртия, Чувашия, Якутия, поморы там, сибиряки, уральцы, казаки, ненцы… ну, 30 таких наименований. А что дальше? Где русские? Это очень плохо. Смысл отрыва от нас Прибалтики, Беларуси, Молдавии, ну, всех территорий, но особенно на западе, это ближе подойти к нам, чтобы был один ночной переход танков. Ядерное оружие не будет применяться, но если все натовские танки двинутся на Москву опять? Военная опасность. Только в этом. Ибо им нужны ресурсы, территория, чистая вода. Вот вода будет главное оружие через 20-30 лет. Все пьют грязную воду.

- Скажите, а на чем должна основываться сегодня внешняя политика России?

- Ну, мы во внешней политике должны соблюдать, так сказать, установленные все правила. Но в плане Украины, когда произошел незаконный, в чистом виде государственный переворот. Опять ночь – как в октябре 17-го, как в декабре 91-го, 8 декабря, в Беловежской пуще. Так и здесь, в ночь на 23 февраля. Я в Кремле сижу, мне разведка сообщает – Янукович покинул Киев, движется в Харьков. Я в Харьков направляю войска. Взять Януковича, а он объявляет, что он находится в Харькове – это столица временная Украины, все войска ему должны подчиняться, он верховный главнокомандующий, полиция, СБУ – все здесь. Всех командующих – в Харьков – и начать вытеснять киевскую хунту. И освободить всю Украину от приспешников хунты, а после этого Янукович, так сказать, подписывает бумаги о проведении референдума о вхождении в состав Российской Федерации. А я ему показываю план его убийства. Видишь, Виктор Федорович, мы тебе дали жизнь и ты будешь полпредом, допустим, там на три округа разделим Украину – там Киевский федеральный округ, Одесский федеральный, Донецкий… и вот ты снова в Донбассе будешь полпредом России – там у тебя миллионов 15 будет, целая страна, так сказать. Все можно было сделать. Нужна воля. Нужно знать историю, географию, все нужно знать. Посмотрите, что делала советская власть. 300 лет воссоединения России и Украины! Вы откуда взяли? 300 лет назад никакой Украины не было. Русский царь согласился взять в состав России 80 тысяч запорожских казаков с их землями, в размерах Запорожской области сегодняшней. Все. Слово «Украина» вообще не звучало. А мы 70 лет советской власти празднуем воссоединение. Это все ошибка наша. Как и борьба за мир. Немцы предлагали царю сепаратный мир – и забирай Дарданеллы. В 1915 году нужно было сделать. Но не хватало знаний, он не понимал… Смотрите, в 1904 он говорит – для победы над японцами сколько погибнет русских солдат? Говорит, мы победим, но погибнет 200 тысяч. Нет, я не хочу, чтобы гибли 200 тысяч солдат, заключайте мир. Пол-Сахалина мы отдали на время – ерунда. В 1915 году, через 10 лет, ему говорят – бери Дарданеллы, заключай мир с Германией, ты больше не воюешь и мы у тебя ничего не берем. И немцы бы раздолбали эту Британию и Францию. Он этого не делает. Вот ошибки. То же самое на Украине. Это ошибки.

- А что вы думаете о текущих отношениях России и США?

- Ошибка руководства США, что они делают дорогие варианты. Ведь союз России и Америки, Вашингтон-Москва, и не было бы никаких проблем у нас с вами. Это можно было бы в 1945 году. Но Сталин, видимо, не умел проводить переговоры. Потому что не хватало ему образования, навыков. Мы же в 45-м году мир разделили. Нам восточная Европа – и если б мы не навязывали там советские режимы, то Черчилль согласился бы, что и Турция, и Иран нам. Все. У нас были бы хорошие южные границы, теплые моря. То есть, не смогли ни наши руководители, ни ваши обо всем договориться и решить в 45-м. Потом в 73-м – Никсон-Брежнев – тоже были возможности договориться. Не смогли. И сейчас вот, Трамп и Путин, есть шанс договориться. Но такой шанс появился и вся элита США пытается помешать. Потому что, если Трамп договорится с Путиным, то они могут потерять свои доходы, которые они могли иметь в результате того разделения мира, которое произошло в период правления всех президентов США с 45-го по 2016-й. Но в перспективе все равно отношения наладятся, между нами никогда не будет ни ядерной войны, ни обычной. Ну, где-то провокации могут быть, допустим, на Ближнем Востоке, на Дальнем Востоке и на Украине. Но если Трамп укрепит свою власть и он понимает, что это дорого держать армию везде – 700 баз – дорого свергать и поддерживать проамериканские режимы – это одна из причин крушения СССР. Мы ж содержали полмира. Это американцы с нас взяли пример, теперь они содержат полмира. Но это немыслимо.

- Что вы можете сказать об отношениях России и Прибалтики?

- Мне очень нравится Прибалтика. Поэтому если мы прибалтов выпускали в 1991-м, в августе, надо было точно обозначить границы. Вот Эстония, город Таллин и Пярну – все. Нарва – русский город. Кохтла-Ярве – русский город. Тарту – это Юрьев, город назывался Юрьев. То же самое Литва. Литва – Каунас, Шяуляй, Паневежис – конституция 1938 года – а все остальные города наши или польские, или белорусские. Тут надо занимать точную территорию, которая вам принадлежала хотя бы в ХХ веке.

На встрече прозвучала также реплика про Каспий.

- Каспий действительно очень богатый регион, хотя в одно время была теория, что там скоро исчерпаются нефтяные богатства и слишком мало воды втекает в озеро и начнет он мелеть и уровень воды будет падать. Но пока вроде бы это еще ничем не подтвердилось. Да, вот Советский Союз обладал огромными богатствами. Ведь Каспий почти весь был наш, только на южном берегу небольшая граница с Ираном. Туркмения была у нас, Казахстан у нас, Азербайджан и там огромное количество черной икры, нефть, газ и т.д. То есть, это вот проблема. Столько потерять. Это ж понимаете, вот левые силы границы отбросили наши к 17 веку. Границы нынешней России – 17 век – три столетия коту под хвост. Это как можно так делать? Возьмите Туркмению – сколько там нефти, газа, золота, урана. Казахстан, Узбекистан, Таджикистан – сколько шерсти, хлопка, фрукты, овощи – ну, всего-всего полно! То, что нам не хватает, как северной стране. И, конечно, есть желание у них, еще 100 лет назад англичане уже там в Баку пробрались, потому что Баку был одним из самых таких вот мест нефтяных. Вообще первая нефть в мире это наша, бакинская, туда Нобель приехал, швед этот, который теперь Нобелевская премия мира… Наша нефть, мы все сделали первые. И мы могли быть вообще единственной на определенном этапе нефтедобывающей страной. И у нас был бы двигатель внутреннего сгорания. То есть, у Российской империи были блестящие перспективы. И вот то, что была совершена эта Октябрьская революция, да и Февральская, - это нанесло ущерб. Потому что надо вовремя модернизироваться, понимаете. Как человек, он ходит в одном костюме, старый костюм… ну, одень новый костюм, давай новые ботинки, новое скажи. Нельзя, тут нужна модернизация всегда. Ну, по-русски – осовременить, обновить, освежить, омолодить. Но власть забывает. Пришедшим к власти хочется досидеть до конца. Так вот, Зимбабве – 93 года! – совсем с ума сошел! 37 лет у власти. Сколько там больных в Зимбабве этого старика видеть каждый день на экране! Только он, только он… 37 лет!.. Поэтому Каспий – богатейший регион. И могли бы проложить канал через Иран и Суэцкий канал получал бы меньше грузов, через Индийский океан грузы шли бы по каналу по этому, через Каспий в Астрахань, а из Астрахани прямыми рейсами в Гамбург. То есть, Россия – это транспортная экономика. Это доходная отрасль, и обеспечивает нашу безопасность, и привязывает к нам весь мир. Потому что такое пространство огромное, и все океаны вокруг нас… Но вот мы, к сожалению, большевики нам все это затормозили. Испортили. И попытались создавать какое-то новое общество. Ладно, в Петербурге, они в Среднюю Азию пришли. Какое там новое общество? Там сидели местные баи, местная знать, там женщины были в чадре, там были эмиры. Эмир Бухары, эмир Самарканда, там Хива, Ургенч, Каракалпакии – ну, жили своим миром. Нам продавали то, что нам надо, мы им продавали. Стояли русские войска кое-где, генерал-губернаторы, а они в степи жили, в горах жили, в пустыне, никто никому не мешал. А вы тут полностью все извратили, измучили, поэтому для меня это родные места, поэтому я всегда говорю с болью о потере Средней Азии. И Каспий, он примыкает к Средней Азии и, конечно, богатейший край. Нам шах Ирана отдал не только нынешний Азербайджан, который уже не наш, но еще часть регионов южнее Азербайджана. Так Анна Иоанновна плохо разбиралась в географии, она диктант не писала по географии – так вот, отсутствие стратегического мышления, и она как бы там вернула Ирану земли эти. То есть, мы практически еще тогда, 300 лет назад, были бы у иракской границы, с огромными запасами нефти. Вот цари совершали ошибки. Аляска! Как можно было продавать? То есть, империя была бы 24-25 миллионов квадратных километров. И нас было бы 500 миллионов человек. И русский язык был бы второй. Английский и русский. И наши дипломаты везде бы сидели гордо под русским флагом, и им бы кланялись местные жители, проходя мимо консульства и посольства. Местные язык – татарский, чувашский, удмуртский – по желанию пусть учат, но навязывать нельзя. Я бы даже иностранный – английский, французский, немецкий – сделал бы факультативно. Кто собирается в МГИМО поступать, пусть учит. А зачем учить всем остальным?

- Как вы считаете, какие самые актуальные проблемы будут через 20 лет?

- Глобализм, он в чем заключается? Ну, вот одежда у нас с вами, питание, спорт, вот эти гаджеты все – здесь мы почти все одинаково пользуемся, да. Зубная щетка, паста… даже в семье какие-то отношения… много похожего. Самый страшный будет национальный вопрос и религиозный. Европа, она должна отдать голоса ультраправым партиям, тогда она будет спасена. То есть, останется белой Европа. Если у власти будут умеренные и левые, она почернеет. Я имею в виду в хорошем смысле. Это африканцы, арабы. Вот ЮАР – где там белые? Нет никого. Зимбабве, Родезия бывшая, Южная Родезия, Намибия и прочее. То есть, это вот проблемы. Это самое опасное. Потому что религиозные знамена – вот вам исламские боевики, вот они взорвали недавно на Синае… То есть, два момента. Нацизма не будет больше, расизма и все остальное, коммунизма. А национализм, в таком в широком смысле слова, и религиозные проблемы, и здесь, если мы не договоримся, значит, будут большие религиозные войны и вот такие ситуации, как на Ближнем Востоке.

- Сейчас наблюдается такое явление, как излишняя концентрация всего вокруг Москвы. И денежные потоки, и миграционные. Как вы относитесь к такому явлению?

- Отрицательно. Это остатки советской власти. Все 70 лет советской власти народ бунтовал. Люди не принимали эту власть. И власть в Москве боялась. Потому что если снова Москва взбунтуется, власть удержать тяжело. Поэтому в Москву вот именно при советской власти – квартиры лучше, театры, питание, работа – все, здесь не было никогда безработицы. Не хватало, звали людей с регионов. Лучшие товары были всегда здесь. Это ошибка. Сегодня надо денег больше в регионы, в регионы, туда. Вот укрупняем территории, пятимиллионные чтоб были, и как Москва и Петербург, делать Ростов такой же огромный, Нижний, Саратов и т.д. То есть, ни в коем случае больше Москву не наполнять искусственно. И никогда в Москве никакого восстания не будет…

Ни для кого не секрет, что Владимир Жириновский выступает в защиту русского языка.

- Каждую неделю почти появляются новые слова. Это не нужно делать. В свое время даже галоши предлагали переименовать и назвать – мокроступы. Если б с самого начала назвали, это прижилось бы. А сейчас уже и галош нет, сейчас уже это и не нужно делать. Но надо беречь язык свой, иначе он сегодня – деловой язык, спортивный, финансовый, юридический – из 10 слов 7 иностранные. Это недопустимо. Поэтому надо беречь свой язык. А главное – они к нам хуже относятся, когда они слышат свои слова в нашем, в русском языке, и думают – а что, у русских слов нет? Президент. Что, не могут назвать высшую должность в стране русским словом? Можем. Колчак хорошее сделал наименование – верховный правитель. То есть, выше его никого нет. И правитель – управляет страной. Президент – впереди сидящий – у нас аналог есть: председатель. То есть, беречь язык…

На встрече была также затронута тема демографии. Совсем недавно было принято решение о продлении программы материнского капитала и выплат за первого ребенка.

- Увеличиваем пособия – это все хорошо. Чем больше денег, никто не откажется. Но не хотят брать другую проблему. У нас в год полтора миллиона абортов. Это 50% рождений. То есть, три миллиона рождается, половина – аборт. Ну, что это такое? Мы уже много лет просим – давайте уговорим родить. Запретить нельзя. А вот уговорить родить и заплатить за это деньги, и забрать ребенка в государственное учреждение. Вот путь к увеличению. Не надо здесь ничего придумывать, она уже беременна, она просто не хочет его. Хочет сделать аборт, а мы уговариваем – не надо. Вот санаторий – поезжай, пусть родится ребенок и мы заберем, а тебе эти расходы оплатим. Мы бережем здоровье женщины – ибо родить это лучше, чем аборт. И получаем дополнительно хотя бы каждый год 100, а потом и 200, и 300 тысяч. Никто не занимается – только мы.

Конечно, на встрече не смогли обойтись без обсуждения решения Международного олимпийского комитета в отношении наших спортсменов, которым разрешили участвовать в Играх, но под нейтральным флагом.

- Новые формы борьбы с нами. Началось все с бойкота Летней Олимпиады в Москве. Ведущие страны запада не приехали. Я как раз был в расцвете сил, 34 года было, - вот не приехали. То есть, они с нами боролись экономически. Не очень эффективно. В военном отношении – опасно. В плане пропаганды – не всегда у них это срабатывает, поэтому, конечно, будут мешать. Вот для чего это делается, вы должны сделать вывод. Вот для чего они все это делают? Вот мешают нашим деятелям культуры – через Украину ехать – Евровидение, пытаются отменить всякого рода награды… Ведется борьба разная. Экономическая, военная. Во Вьетнаме мы с американцами столкнулись, в Корее. В пропаганде мы даже преуспели, потому что мы в основном говорим о простом человеке, заботится о нем, против колоний. Но мы запад разозлили. Если бы Россия, допустим, шла бы методом западных стран и имела бы колониями ту же Грузию, Армению, Азербайджан, Узбекистан, оттуда бы высосала бы все богатства, построила бы красивейшие города в нашей стране, и привязала их экономику к нашей, потому что мы соседи. Когда Британия и Франция – Африка далеко, а Индия – вообще на другом краю света. Мы пошли другим путем. Наоборот, помогали колониальным странам освободиться. И злили западников – британцы, французы, немцы, шведы и т.д. Это была ошибка. Чего мы влезаем в их дела? Пусть они сами разбираются со своими колониями. А теперь вот 100 лет мы их злили, они нам мстят. Так в чем причина, что они сейчас делают упор на спортсменов? Мы заложили большую программу – почти все мировые первенства у нас – то легкая атлетика, то фехтование, то биатлон должен был состояться, то вот Олимпийские игры, сейчас самое большое – мировой чемпионат по футболу. Вот эти действия они для чего делают? Постоянно медали отбирают, обвиняют нас там в допинге и еще, и еще, и еще… Значит, разозлить население и заставить население быть отрицательным к власти, чтобы население не хотело этой власти – я имею в виду верховной: президент, правительство, вот на местах – губернаторы. То есть, создать враждебную обстановку в стране – мол, это все из-за этого президента, эти министры, губернаторы, Государственная дума. Вот такой вариант. И, как месть. Почему это резко усилилось именно в 2017 году? Потому что они были уверены – но это ложная уверенность – что все-таки мы повлияли на выборы. А мы повлияли в каком смысле? Они в этом смысле уже 70 лет влияют – день и ночь их радиостанции, передачи, телевидение обрушивают на нас потоки информации, мы совершенно ничего нового не сделали. С одной стороны, задача вызвать ненависть к власти, потому что спортсменов же много, а у них – члены семьи. Деятелей культуры много – у них члены семьи. Бизнесменов много, которым выезд ограничен и они боятся, что будут счета заблокированы. Таким образом, влияние на широкие слои. Чтобы люди были недовольны, что все их беды происходят из-за этого руководства. И в преддверии выборов – чтобы понизить как бы результаты голосования на выборах в пользу действующей власти и повысить в пользу оппозиции. Это вот как бы такой вариант.

- А что вы думаете о нашей сборной по футболу в преддверии Чемпионата мира 2018 года?

- В футбол играть нужно, нужно обязательно побеждать. В каждом дворе должна быть хоккейная коробка и все дети там с семи лет катают мяч, и свои тренеры, и свои игроки – не надо легионеров и всех остальных. Поэтому обязательно. Мы были четвертая команда в 1966 году. Пеле, Бразилия приехали. Четвертая. Мы можем войти в пятерку команд в перспективе. Но в принципе все-таки футбол – игра южных народов. А вот хоккей – игра северных народов. И вот здесь нужно выбирать то, что у нас хорошо идет.

Читайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ