Общество

Запомните это немедленно

Мы переживаем событие, которое случается раз в поколение
Скоро все это закончится, и через некоторое время вы сами не будете уверены, что вам это не приснилось.

Скоро все это закончится, и через некоторое время вы сами не будете уверены, что вам это не приснилось.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Вы должны это запомнить.

Сфотографировать, записать в дневник, как-то запечатлеть.

Скоро все это закончится, и через некоторое время вы сами не будете уверены, что вам это не приснилось.

Ну потому что, в самом деле, не может же этого быть.

Пустая Москва.

Тверская без машин, на которой можно выйти на середину проезжей части и снять внизу, вдалеке Кремль в безлюдной перспективе домов.

И эти пережитые вами два небывалых месяца самоизоляции уйдут в прошлое.

И эти пережитые вами два небывалых месяца самоизоляции уйдут в прошлое.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Полчаса без пробок до любого места в столице. Даже если сам не ехал, то знаешь тех, кому довелось.

Даже сейчас этого почти уже нет.

Сначала пробки на Третьем кольце вызывали возмущение - «вы куда все повылезали», потом стали обыденностью.

Уже все на излете.

Уже подступает издалека лето.

Уже синоптические девушки по телевизору все уверенней предвещают скорую жару.

Уже главный санитарный врач России Попова так же уверенно, как дикторши про приближение аномального тепла, говорит, что «с соблюдением всех строжайших мер предосторожности», но со дня на день карантину придет конец.

Уже слышна эта дальняя артиллерийская канонада, фронт рядом и завтра-послезавтра наши войдут в город.

И все пойдет как обычно.

Сперва не очень похоже на то, что было год или два назад, потом все больше и больше, а потом жизнь окончательно возьмет свое. И покатится обыденной, пыльной колеей.

Мы переживаем событие, которое случается раз в поколение

Мы переживаем событие, которое случается раз в поколение

Фото: Михаил ФРОЛОВ

И эти пережитые вами два небывалых месяца самоизоляции уйдут в прошлое.

В бабушкины рассказы, в мифы, городские легенды.

Перчатки, пропуска, страх заболеть выветрятся и забудутся, а ощущение причастности к мировому событию, выпадающему поколению лишь раз, останется.

Как писал Суворов, «отчего я не был при Корфу хотя бы мичманом».