2020-04-05T16:03:41+03:00

Как коронавирус повлиял на лечение людей с раком крови

От COVID-2019 страдают и те, кому лечение требовалось ещё до пандемии
Алена Девятова
Поделиться:
Комментарии: comments2
Донорство крови снизилось в несколько разДонорство крови снизилось в несколько разФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Мы поговорили с медиками и сотрудниками НКО о том, как изменится жизнь онкопациентов, ожидающих трансплантации костного мозга: она нужна для лечения тяжелых форм одного из самых распространенных видов рака - рака крови.

“Отложено на неопределенный срок”

На этой неделе появилась информация о том, что столичные медцентры прекратили проводить трансплантации костного мозга пациентам от неродственных зарубежных доноров. Эти данные в разговоре с КП подтвердила административный директор фонда AdVita Елена Грачева. По её словам, до закрытия границ около половины неродственных доноров для подопечных фонда находили не в России. О том, что половина доноров находится за рубежом говорят и в Национальном регистре доноров костного мозга(РДКМ).

Грачёва также высказала опасения, что в период пандемии трансплантации от любых доноров может быть под вопросом. “Если пациент живет в деревне в Чувашии, а его донор - в Костроме, то как мы убедимся, вызывая человека в клинику, что у него нет положительного теста на коронавирус? А если они приедут и выяснится, что у них тест положительный. Куда мы их госпитализируем, как мы их изолируем? Все эти проблемы должны быть решены не специалистами клиник трансплантаций”.

О трудностях говорит и директор Фонда борьбы с лейкемией Анастасия Кафланова. По ее словам, в планах было две трансплантации костного мозга от зарубежных доноров - в апреле и мае, они перенесены на более поздний период. Фонд объявил срочный сбор на покупку специальной Системы для гаплоидентичных трансплантаций костного мозга. Слово «гаплоидентичный» означает, что донорский костный мозг неполностью совместим с пациентом. Система может разделить костный мозг так, чтобы подходящие клетки остались, а неподходящие - можно было отфильтровать, но государство подобные системы для пациентов не закупает, поэтому фонд вынужден собирать деньги.

“Были отказы на трансплантацию от российских доноров в связи с эпидобстановкой. У некоторых просто страх: “Как это я поеду и меня заразят по дороге ковидом. Второй момент – некоторые регионы закрыты, так что пока доноры отказались от приезда”.

Но еще есть, по данным Национального регистра доноров костного мозга (РДКМ), доноры, которые готовы перед операцией изолироваться на 2 недели в городе, где проходит пересадка, чтобы быть уверенными, что у них нет коронавируса. “Некоторые люди все еще готовы спасать других ценой собственных неудобств”, - говорит руководитель отдела рекрутинга потенциальных доноров костного мозга РДКМ Евгения Лобачева.

“Можно пойти на работу, если обязан. А кровь сдавать можно пойти?”

Завотделением переливания крови 31-й больницы Санкт-Петербурга Светлана Анатольевна Трофимова рассказала КП, что донорство крови снизилось в несколько раз. Отделение специализируется на том, чтобы обеспечивать компонентами крови пациентов онкогематологического профиля и пока есть запасы необходимых конпонентов. Но если карантин затянется, ситуация может стать критической. По мнению Трофимовой, людям не ясно, кто и как должен самоизолироваться на время эпидемии.

“Про доноров нет информации. Население призывают не выходить на улицу, кроме как в магазин или мусор вынести. Можно пойти на работу, если обязан. А кровь сдавать можно пойти? Нигде не сказано. Вот добропорядочные граждане и сидят дома.”

По мнению Трофимовой, люди, которые чувствуют себя здоровыми и не контактировали с больными коронавирусной инфекцией могут сдавать кровь - если не будет доноров, люди с другими патологиями могут просто не пережить коронавирусный период.

“Страна большая, а доноров находим в Германии”

В ещё более сложной ситуации оказались те пациенты, которые ожидают трансплантацию за рубежом. Римма Сальманова, представитель фонда “Твори добро” из Нижневартовска рассказала историю своего подопечного Антона Кульша: 16-летний парень с 2016 года болен острым лимфобластным лейкозом, осложнённым филадельфийской хромосомой (редкая аномалия, которая способствует превращению нормальной клетки в злокачественную - прим). Подросток проходил лечение в Окружном онкодиспансере Нижневартовска и врачам удалось выйти на ремиссию. Но в прошлом году случился рецидив.

Мама Антона приняла решение продолжить лечение в Беларуси, объясняя это тем, что в клинике соседней республики в терапии используют оригинальные немецкие препараты, тогда как в российской больнице Антона лечили аналогами. Медики приняли решение провести трансплантацию костного мозга, но никто из родственников не подошел на эту роль.

Ребенка вновь вывели в ремиссию и нашли ему донора, но до трансплантации Антону необходимо было пройти CAR-T терапию (метод лечения онкологии, при котором лейкоциты пациента программируют на уничтожение раковых клеток - прим.) Провести такую терапию вызвались несколько клиник, мама Антона выбрала испанскую и начала сбор средств.

Благодаря пожертвованиям удалось собрать 4 млн рублей из необходимых 54 млн, но в разгаре кампании в Европе разгорелась эпидемия. Родители и общественники надеются, что всё же смогут достичь необходимой суммы, но даже в этом случае не ясно, когда Россия вновь откроет транспортное сообщение с Испанией. Вернуться из Беларуси в Россию Антон пока тоже не может: медики считают, что переезд пациента на такое расстояние может быть опасен.

Сальманова считает, что этой ситуации можно было бы избежать, если бы в России была большая база доноров: “Странно: у нас регион большой, страна большая, а доноров мы находим в Германии или в Беларуси”.

“Создание регистра - задача НКО”

На самом деле, регистры доноров костного мозга в России есть, но численность потенциальных доноров исчисляется не миллионами, как в Германии, а тысячами. В Национальном регистре доноров костного мозга имени Васи Перевощикова (РДКМ) зарегистрированы 35 тысяч человек. Но возможностями регистра пользуются далеко не все клиники.

Недавно на сайте Change.org появилась петиция с просьбой обязать государственные клиники искать донора костного мозга во всех регистрах. Создатели петиции утверждают, что некоторые крупные клиники, например НМИЦ гематологии в Москве и Научно-исследовательский институт детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой в Санкт-Петербурге, не ищут доноров в РДКМ, поскольку это “негосударственный регистр”.

При том, что работу РДКМ больше года назад отметил сам президент Владимир Путин, сказав, что этот проект - общенациональное дело.

Эту информацию подтвердила КП медицинский директор РДКМ Ольга Макаренко: “Несмотря на то, что есть российские доноры, они не ищут среди 35 тысяч наших потенциальных доноров”.

В России, помимо РДКМ, существует 14 государственных регистров общей численностью 96 тысяч человек. По словам Макаренко, до локдауна некоторые клиники искали донора по следующей схеме: поиск среди родственников, затем, если такового не нашлось, - поиск в государственных регистрах, последний этап - поиск за рубежом. При этом, деньги за поиск и активацию донора собирали сами пациенты и их родственники, привлекая для этого фонды. Но даже сейчас, когда привезти донорский костный мозг из-за рубежа невозможно физически, эти клиники не подключаются к РДКМ, а переходят на гапло-трансплантацию, резюмирует Макаренко.

Директор Института гематологии, иммунологии и клеточных технологий ННПЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева, президент РДКМ Алексей Масчан считает, что доноров нужно искать по всем возможным регистрам. Масчан считает, что развитие регистров должны взять на себя некоммерческие организации: “Я всегда говорил, что создание регистра - очень важная задача, но ей должны и могут заниматься общественные организации а не государство. Государство в первую очередь должно заняться созданием всей инфраструктуры, которая должны приводить нуждающихся к выполнению пересадки”.

По словам Лобачевой, строительство Национального регистра доноров костного мозга был вопросом национальной безопасности. Текущая ситуация показала, что сейчас это более чем актуально. “Зарубежные трансплантаты от западных доноров недоступны, а наши российские регистры пока слишком малочисленны, и для многих пациентов доноров там найти попросту невозможно. Ситуация сейчас сложная, люди не могут выходить из дома, однако поток писем от желающих стать донорами костного мозга не прекращается, это очень радует. В тяжелые времена люди стремятся помогать друг другу”.

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также