2017-12-08T07:33:47+03:00

«Поэтесса из АТО» стала лауреатом «Григорьевской премии»

Обычная премия превратилась в хайповое, огнедышащее мероприятие
Дмитрий СТЕШИНспециальный корреспондент отдела политики
Поделиться:
Комментарии: comments16
В списке номинантов "Григорьевской премии" обнаружилась украинская поэтесса Лиза Готфрик.В списке номинантов "Григорьевской премии" обнаружилась украинская поэтесса Лиза Готфрик.Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети
Изменить размер текста:

Тихая, можно сказать камерная «Григорьевская поэтическая премия», в этом году, из междусобойчика модных поэтов, превратилась в хайповое, огнедышащее мероприятие. Награждение победителей состоится 14 декабря в питерском клубе «Грибоедов», и скорее всего, закончится знатным мордобоем. В интернете, уже организуются желающие побороться с «заезжей бандеровкой».

Оказывается, в списке номинантов премии, на первом месте вдруг обнаружилась известная украинская поэтесса Лиза Готфрик (в девичестве – Непийко). Я с ней иногда общался в интернете до событий 2014 года, было интересно следить, как она конвертирует в творчество и известность свою полинаркоманию, занятие проституцией в самых извращенных формах, фиксацию фобий и девиаций, развод спонсоров «на поездку на морько» и домашние рэп-баттлы с подругой-лесбиянкой. Знаменитый Лизин стих про «Галю Яровую», убившую НКВДшника-насильника, в те годы воспринимался, как этнографический эпатаж в стиле анекдота: «сидай, хлопчик, я бачу, что ты не москаль».

Над первым Майданом Лиза откровенно глумилась, ходила и рассказывала съехавшемуся в Киев «оранжевому» рагулью, мол, «кто дольше всех просидит на площади, получит квартиру на Крещатике». Их потом с Майдана еле выперли – от души веселилась Лиза...

Потом случился второй Майдан: из темных углов полезли на свет в товарных количествах бандеровские хари, а некоторые хари никуда не лезли, они были всегда – в Раде, в телевизоре и под софитами. И я с удивлением обнаружил Лизу Готфрик ставшую волонтером АТО, катающуюся на фронт и оказывающую «психологическую помощь» бойцам ВСУ и тербатов. Лиза активно собирала деньги и гуманитарку – чтобы война эта шла как можно дольше. Вот казалось, человек столько лет был певцом черной мизантропии, панком такого высокого градуса, что сам Сид Вишиоз рыдал от зависти на небесах. А оказалось, что это все наносное, наигранное, а настоящее – ненависть к вате, москалям и «донбасским колорадам».

И эта ненависть, как принято теперь у граждан Украины, ничуть не помешала Лизе собраться в Петербург за «Григорьевской премией». Первая номинация 4000 долларов, остальные по тысяче. Это вообще такой тренд сейчас на Украине – ездить зарабатывать деньги к оккупантам, в страну-агрессор и в качестве мелкой мести москалям писать на российских сторублевках «Слава Украине!», фотографировать и публиковать в соц.сетях. Российских, разумеется. И никакого когнитивного диссонанса у наших соседей от этого не случается. Лиза для своей миссии даже термин придумала красивый: «культ-партизанство», то есть она отдает себе отчет, что едет на вражескую территорию «за бабосиками», как она выражается.

Лиза кокетничает, конечно, пишет, что может сжечь эти деньги в камине, а может передать в реабилитационные центр для воинов АТО.

«Вата» - против

От такой непосредственности наконец-то припекло и у самих «москалей» и в интернете, мгновенно, начался лютый скандал. Журналист КП связался с одним из организаторов конкурса, членом жюри, поэтом Игорем Карауловым. Для начала, он меня заверил, что ни на какое первое место Лиза не попала. Она вошла в пятерку предполагаемых победителей – так называемый «короткий список». Как так вышло?

- Жюри специально было подобрано так, чтобы его члены максимально различались как по эстетическим позициям, так и по отношению, которое они имеют к поэзии (от непосредственного до никакого). – терпеливо объяснял мне Игорь Караулов.

- «Григорьевская премия» - негосударственная и неполитическая, о политике на заседании жюри не говорилось вообще. Более того, эта премия имеет четкий контркультурный оттенок. Она прохладно относится к стихам про белые березки, но вполне лояльно воспринимает в стихах насилие, секс, алкоголь, суицид, отчаяние; достаточно сказать, что жюри одного из ее сезонов возглавлял Сергей Шнуров. Подобные мотивы есть и в текстах Лизы Готфрик, и в текстах остальных четырех участников короткого списка, который я в целом считаю одним из самых сильных за восемь лет существования премии.

Так же Игорь Караулов меня сообщил, что никакой «Гали Яровой» на конкурсе даже близко не было и не будет, хотя злые языки утверждают, что поэты просто «переобулись в прыжке», поняли, что переборщили с эпатажем. На прямой вопрос о политических взглядах Лизы Готфрик, Игорь Караулов ответил так:

- Я не знаю, чем занималась Лиза на фронте. По ее словам, психологической помощью, а помощь эта, после ряда известных котлов, украинским военным была просто необходима. Но никто же не мешает пообщаться с Лизой лично, подробнее узнать о ее позиции 14 декабря в Петербурге, в клубе "Грибоедов". Может быть, после этого она больше не захочет приезжать в Россию. Но возможно, эта поездка что-то в ней переменит.

Реакция украинской поэтессы на вести о присуждении премии в России.

Реакция украинской поэтессы на вести о присуждении премии в России.

Другой современный писатель Дмитрий Конаныхин, лауреат горьковской литературной премии, считает, что Лиза – долгосрочный русофобский медиапроект, который проталкивает к нам киевская медийная тусовка.

- Понимаешь, работа через агентов влияния - штука тонкая, ты и знать не будешь, откуда берутся такие премированные поэтессы, откуда берутся такие премированные прозаики, которые в нужный момент кричат "Крым не наш" или "Россия без Путина".

Остается только надеяться, что к 14 числу Лиза Готфрик не сможет въехать в Россию по каким-то формально-бюрократическим причинам всплывшим при прохождении погранконтроля. Зачем на чужие «агенты влияния»? У нас своих девать некуда.

 
Читайте также