Общество16 апреля 2012 21:39

Эхо ЧП на мосту Белгорода: Влюбленным, сломавшим позвоночники, платить компенсацию никто не собирается?

Илья и Катя Ковальковы получили травмы, последствия которых возможно будут преследовать их всю жизнь

Три года назад Белгород потрясло известие о том, что обрушилась часть автомобильного моста, соединяющего южную и северную части города. Прошло время, эстакаду отремонтировали, проверили все остальные подобные сооружения, шумиха утихла. И только Илья и Катя Ковальковы до сих пор переживают последствия того злополучного дня.

Романтическая прогулка закончиласьв больнице

Ясным днем 17 марта 2009 года Илья Ковальков и Катя Оничко наслаждались прогулкой. Ребята решили заглянуть в зоопарк, но он оказался закрыт. Молодые люди отправились дальше любоваться городскими пейзажами. Парень с девушкой дружно шагали по тротуару автомобильного моста. Перед ними шли три молодых человека, сзади неспешно топало еще несколько прохожих. Вдруг вплотную к пешеходной дорожке пронеслась машина – и эстакада начала рушиться.

- Мы не успели понять, что происходит. В доли секунд земля ушла из под ног. Плита перевернулась, и мы с Катей упали с моста вниз. Повезло еще, что на нас не свалились обломки, - говорит 24-летний Илья Ковальков. - Как летел, не помню. Очнулся уже на земле и сразу же почувствовал сильную боль в спине. Я лежал в грязи на каком-то бордюре. Начал кричать. Ко мне подбежали молодой человек и женщина.

Катя вскочила на ноги и стала искать мобильники, которые разлетелись в разные стороны. Илья дозвонился в службу спасения, но диспетчер сыпал вопросами и почему-то не мог понять, что и где произошло. В итоге, «Скорую» вызвали прохожие.

Перелом трех позвонков обнаружили только через месяц

Ребят отвезли во вторую городскую больницу. Оказалось, у Ильи компрессионный перелом поясничного отдела позвоночника. Парню назначили строгий постельный режим. Он целый месяц лежал на спине лицом в потолок. Столько же пришлось ходить на костылях. В придачу врачи на полгода запретили ему сидеть.

У девушки доктора ничего кроме ушибов не обнаружили. Катя объяснила, что у нее болят шея и грудь. Врач руками прощупал студентке позвоночник и ничего не нашел. Пациентке объяснили, что болеть будет долго и отпустили домой. Медики подстраховались и взяли с нее письменный отказ от госпитализации.

На следующий день Катя не смогла встать с кровати. Родители вызвали «скорую», которая снова доставила девушку во вторую горбольницу. Диагноз остался прежним, но на этот раз студентку госпитализировали. Через неделю ее выписали. Но со временем лучше чувствовать себя она не стала и решила обратиться в травмпункт. Там догадались сделать рентген и с опозданием в месяц обнаружили у Кати компрессионный перелом трех позвонков…

Виноватых нет…

Перед ребятами даже никто не извинился. Кате и Илье пояснили, что государство итак позаботилось об их участи, оказав помощь по полису обязательного медицинского страхования.

Илья и Катя вместе пережили тот страшный день и уже три года пытаются найти виновников происшествия. .

Илья и Катя вместе пережили тот страшный день и уже три года пытаются найти виновников происшествия. .

Едва ли у кого-то повернется язык, упрекнуть ребят в повышенном интересе к причине обрушения. Ведь молодые люди едва не погибли. Как правило, любой несчастный случай является следствием чьей-нибудь беспечности. Так неужели в Белгороде нет человека, ответственного за безопасность передвижения по мосту в центре города?

В надежде на восстановление справедливости Илья и Катя обратилась в полицию. Потерпевшие столкнулись с обильной бумажной волокитой.

- За три года у меня собрался целый том отписок из правоохранительных органов. Но дело так и не сдвинулось с мертвой точки, - возмущается Илья.

Отстаивать свои права – занятие, конечно, увлекательное, но весьма непростое. Молодой человек рассказал, что уголовное дело по статье «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» возбудили лишь после обращения в администрацию президента РФ. Потом раз за разом выносили постановления о его прекращении. Только в 2010-м году их было не меньше шести. В городской прокуратуре объяснили, почему следствие растянулось.

- Уголовное дело возбудили не потому, что потерпевшие обратились к президенту. На лечение Ильи и Екатерины потребовалось много времени. Только после этого было установлено, что здоровью и девушки, и молодого человека причинен тяжкий вред, за что предусмотрена уголовная ответственность. Кроме того, понадобилось время, чтобы эксперт установил причину обрушения, - прокомментировал Андрей Шестаков, заместитель прокурора города Белгорода.

Специалист из Воронежа пришел к выводу, что предсказать несчастье никто не мог. Экспертиза показала: разрушились сварные швы, соединявшие стальные детали внутри конструкции. Согласно заключению, определить аварийное состояние моста нельзя было даже во время специальных осмотров, которые проводятся раз в десять лет с использованием особой аппаратуры…

Ребятам не сразу, но все-таки удалось выяснить название организации, на балансе которой стоит мост. Оказалось, в рамках уголовного дела ее нельзя привлечь в качестве гражданского ответчика.

Оказывается, предсказать обрушение моста было невозможно....

Оказывается, предсказать обрушение моста было невозможно....

- На данный момент уголовное дело прекращено, так как нет прямых доказательств, что к обрушению тротуарных плит привело именно бездействие сотрудников предприятия, - объяснил заместитель прокурора Андрей Шестаков.

Вечная история

Трудно не задаться «крылатым вопросом» героя Семена Фарады в фильме «Чародеи»: «Ну, кто так строит?!». Откровенно говоря, сейчас - уже никто. Но разве тогда, при возведении моста, проектировщики либо конструкторы не должны были просчитать: насколько долговечным будет их сооружение? Ведь эстакаде, по которой ездят машины и ходят люди, полагалось висеть не до первого дождя. И пострадавших тоже могло быть гораздо больше. Ведь прямо под мостом находились строительные вагончики с рабочими. Сколько в России еще мостов, которые могут внезапно посыпаться? И кто за это ответит?

Илье ничего не оставалось, кроме как провести в минувшем марте на «заплатанном» месте происшествия одиночный пикет. Парень вышел на эстакаду с кричащим плакатом: «Мосты рушатся – виновных нет. Люди калечатся – властям наплевать! 3 года».

Коль уж точку в уголовном деле поставили, Илья и Катя Ковальковы обратились в гражданском порядке к судьям с иском в адрес предприятия и городской администрации о взыскании морального и материального вреда на кругленькие суммы.

- Не знаю, как представители организации будут участвовать в судебном заседании. Оказывается, они лишены права заключать мировое соглашение, а также признавать или не признавать иск, - удивляется Илья Ковальков.

Прокомментировать ситуацию мы попросили адвоката Виктора Дахнова. По его мнению, заключение эксперта слегка не стыкуется с планами местных властей. Дело в том, что раз в пять лет мосты проверяются специализированными лицензированными организациями. Обрушившаяся эстакада эксплуатируется с 1988 года. То, что мост «немолодой» и отслужил свое, не было тайной за семью замками. Последнюю диагностику сооружение прошло в 2004 году. Его обследовали специалисты Воронежской архитектурно-строительной академии. На 2009 год был запланирован капитальный ремонт моста.

На месте обрушения моста Илья устроил одиночный пикет.

На месте обрушения моста Илья устроил одиночный пикет.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Получается, что о неудовлетворительном состоянии моста было известно задолго до происшествия. И выводы о невозможности предусмотреть ЧП выглядят весьма сомнительными. Следствие при принятии решения по делу должно было отталкиваться от заключения 2004 года о необходимости реконструкции. Но кто хочет связываться с властями? Разве выгодно на себя вызывать гнев администрации, который чреват гораздо большими последствиями, нежели какие-то претензии покалеченной влюбленной парочки…