Политика

Первое интервью Анны Дурицкой: «После убийства Немцова моя жизнь сильно изменилась, в Киеве со мной перестали здороваться»

Украинский журналист Дмитрий Гордон взял интервью у той самой девушки, которая была с Борисом Немцовым в роковой вечер на Кремлевском мосту, но осталась жива
Анна Дурицкая во время интервью.

Анна Дурицкая во время интервью.

Фото: Youtube

Интервью с украинской моделью Анной Дурицкой длилось около часа. На многие вопросы она отвечала односложно и Гордону постоянно приходилось задавать уточняющие, чтобы выяснить как можно больше подробностей произошедшего. Несмотря на свое модельное прошлое, Дурицкая не чувствовала себя перед камерой расслабленно и, кажется, тщательно подбирала слова.

- Как и когда вы познакомились с Немцовым?

- Летом 2012 года в Турции на отдыхе. Это был последний день отдыха, я не хотела уезжать. Да к тому же еще и очки свои любимые потеряла, поэтому сидела на берегу моря и плакала. Рядом оказался красивый, спортивный мужчина, он плавал на вейкборде за катером. И пригласил нас с подругой посмотреть, как это здорово у него получается. А когда узнал, почему я плачу, то пошел искать мои очки. Этот поступок тогда меня сильно впечатлил. Но не нашел. И сказал, что если я дам ему свой номер, то больше никогда плакать не буду, если только от счастья. И он сдержал свое слово, я с ним плакала только от счастья.

Несмотря на то, что Борис Немцов сразу же произвел на 19-летнюю в то время девушку сильное впечатление, известного политика она в нем не узнала.

ОН НАЗЫВАЛ МЕНЯ БАУНТИ И ПОЗНАКОМИЛ С ХОДОРКОВСКИМ И СААКАШВИЛИ

- Вас не смущала разница в возрасте? — спрашивает Гордон. - Ведь Немцову было тогда 52...

- Я думала об этом, но Борис окружал меня такой заботой и вниманием, как никто, никогда раньше. Только с ним я чувствовала себя защищенной и в безопасности. Я называла его Борис, а он меня Баунти. Потому что у меня глаза голубого цвета, и рядом со мной он чувствует себя как в раю.

Борис Немцов был знаком и с родителями Дурицкой. Но со своей мамой лично не знакомил, хотя:

- Говорил, что показывал ей мои фотографии, и я его маме очень понравилась. О своих бывших женах он говорил только хорошее. Я знакома была с его детьми, С Антоном мы поужинали, с Диной ходили на концерт, а Жанна часто приходила к нам. В Киеве он останавливался в гостинице, потом в квартире, которую купил для меня. В наших планах был мой переезд в Москву. Мы много путешествовали — были в Турции, Франции, Германии, Голландии. Он дарил мне драгоценности, а потом квартиру подарил. И материально Борис мне помогал. Насколько все было ярко и красиво, так это и закончилось трагично.

Анна Дурицкая во время интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону.

Анна Дурицкая во время интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону.

Фото: Youtube

- С кем из его окружения вы были знакомы?

- Борис познакомил меня с Михаилом Саакашкилли, Ходорковским и другими.

- Кто из них произвел на вас самое большое впечатление?

- После Бориса - уже никто не мог произвести впечатление.

БОЛЬШЕ СМЕРТИ ОН БОЯЛСЯ ТЮРЬМЫ

- За 2,5 года вашего романа вы замечали, что за вами следят или записывают?

- Нет, но он говорил, что его телефон прослушивается, и некоторые разговоры даже выставляли в сеть. О том, что его могут убить, он говорил, но как-то в шутку, и я не воспринимала это всерьез. Больше смерти он боялся тюрьмы, поэтому летом 2014 мы уехали с ним в Израиль. Но все-таки он вернулся в Россию, несмотря ни на что.

Стихийный мемориал на месте убийства политика в Москве, май 2015 г.

Стихийный мемориал на месте убийства политика в Москве, май 2015 г.

Фото: Евгения ГУСЕВА

- Как вы провели тот последний день вместе?

- Я прилетела в Москву, Борис встретил меня с водителем и отвез домой. По телефону мы обсудили, где будем ужинать сегодня, и остановили свой выбор на Боско-кафе, хотя он и шутил, что это очень рискованно перед маршем ужинать прямо напротив Кремля. Днем я выходила за продуктами, записалась в СПА. Когда Борис днем вернулся домой, то был очень тревожен, выглядывал в окно и говорил, что за ним следят. Он разговаривал много по телефону, но я не прислушивалась, о чем. Потом я пошла на СПА, а он пешком на эфир «Эхо Москвы». После процедур я пошла по магазинам в ГУМ, отложила себе вещи, но в тот вечер мы забрать их не успели, решили, что завтра, и пошли ужинать. Мы говорили о вещах, которые я отложила. О том, куда поедем на 8-е марта. Так как я ленивая, то предложила поехать домой на машине, водитель ждал нас у входа. Но Борис всегда следил за фигурой и любил прогуляться после плотного ужина, и мы пошли пешком…

ВПЕРВЫЕ В ЖИЗНИ МНЕ ПРИШЛОСЬ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЕ САМОЙ, Я ВЫЗВАЛА СКОРУЮ

- Вы заметили за собой слежку?

- Нет. На мосту я услышала хлопки, подняла голову вверх, думала это салюты. Потом я почувствовала, что Борис хватает меня за руку и падает. Я не могла поверить в то, что происходило. Я все время задавала ему один и тот же вопрос: «Борис, что мне делать? Что мне делать?». Но он не отвечал, стал задыхаться, а изо рта у него шла кровь. И тогда впервые в жизни мне пришлось принимать решение самой. Я подняла голову наверх и увидела снегоуборочную машину. И из-за сильного страха, что в меня тоже будут стрелять, я побежала вперед. От страха забыла телефоны полиции и скорой. Я спросила у водителя снегоуборочной машины: «Убили человека. Телефон скорой «03»?». Он кивнул. Меня еще поразило, что он такой безразличный, просто стоял и курил. Тогда я побежала обратно, вызвала скорую и полицию, возле Бориса уже стоял какой-то парень и очень внимательно рассматривал его документы, телефон. У меня был шок, я написала маме: «Бориса убили».

- Сколько выстрелов вы услышали?

- Выстрелов 6, но это продолжалось буквально секунды.

Кто именно стрелял, Дурицкая не увидела. Но она вспоминает, что тот человек, который первым оказался у тела Немцова, почему-то с ней не разговаривал.

- Я что-то спрашивала, но он молчал. Я не понимала, почему они все (водитель снегоуборочной машины и этот человек) были такие безразличные. Потом приехала скорая и полиция. Меня увезли в отдел.

Сотрудник полиции на месте убийства Немцова, 28 февраля 2015 г.

Сотрудник полиции на месте убийства Немцова, 28 февраля 2015 г.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Почему не убили вас? Ведь по логике вы должны были остаться там же на мосту, как опасный свидетель...

- Когда я была в Москве, то была уверена, что меня не убили для того, чтобы обвинить в причастности к преступлению. Но со временем я поняла, что меня, молодую девушку из Украины, оставили в живых, чтобы СМИ могли оперировать информацией и вводить в заблуждение людей различными версиями, ревностью, украинским следом и прочее …

МНЕ КАЗАЛОСЬ, ЧТО ЭТО ДУРНОЙ СОН

- После убийства меня допрашивали всю ночь и еще трое суток после. Спрашивали одно и то же в закрытой комнате. На улицу я выходила только с охраной с автоматами, и сама была в бронежилете. Меня заставили проехаться по всем местам, где я была в тот день, и рассказать хронологию событий по минутам. Я помню, что когда мы подъезжали к месту преступления, мне казалось, я сойду с ума, если все это не закончится. Единственное, что я тогда хотела — уснуть хоть ненадолго, и чтобы, проснувшись, это оказалось кошмарным сном. Но каждый раз, когда я засыпала на 15 минут, меня будила Ольга Шорина (помощница Немцова) со словами, что машина ждет и пора ехать на допрос.

Про следователей Дурицкая сказала, что «Они были разными. И вежливыми и наоборот». Но никаких соглашений и показаний она не подписывала.

- Почему вы не пошли на похороны Немцова?

- Я была в неадекватном состоянии, боялась сидеть у окна в квартире. Боялась ездить у окна в машине. И я не готова была к встрече с журналистами.

Во время церемонии прощания с Борисом Немцовым, март 2015 г.

Во время церемонии прощания с Борисом Немцовым, март 2015 г.

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ТАКОЕ ПРИДУМЫВАЮТ, ДЕЛАЮТ КОМПЛИМЕНТ МОЕМУ УМУ

В аэропорту в Киеве, как вспоминает Анна, ее встречала толпа журналистов, родители и сотрудники СБУ.

- Они меня не допрашивали. Совершенно никакого интереса, просто родители мои обращались всюду куда могли, чтобы обеспечить мою безопасность.

Как выяснилось, за ходом судебного процесса над исполнителями убийства Бориса Немцова она не следила, так как «любая информация вводила меня в глубокий шок». Имен убийц никогда не слышала, и лично с ними не знакома.

А на все версии — убийство из ревности, украинский след и ее роль - привести Немцова в нужной место и прочее — лишь улыбалась.

- Это все не правда.

- Писали, что вы могли быть завербованы СБУ.

- Люди, которые придумывают эти версии, делают большой комплимент моему уму, - засмеялась она. - Вы представляете, какой у меня должен быть интеллект, чтобы ни сам Борис за 2,5 года, ни его окружение не догадались, с кем общаются. Каждый говорит то, что ему удобно говорить. После убийства Бориса я осталась слабой, незащищенной женщиной.

Никаких улик моей причастности к убийству не было и быть не может. Поэтому меня и отпустили на Украину. И ни у кого нет никаких доказательств моего сотрудничества с ФСБ. Люди, сочиняющие такие версии, - лживые.

В годовщину убийства Немцова в Москве проходят акции российской оппозиции.

В годовщину убийства Немцова в Москве проходят акции российской оппозиции.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- Почему российские СМИ вас представляют чуть ли не Матой Хари, специально приведшей Бориса к месту убийства?

- Потому что СМИ так зарабатывают деньги. Я стала жертвой, которую СМИ используют... Мне очень жаль, что в мире столько лжи и алчных, и продажных людей, которые зарабатывают на чужом горе. Никому не пожелаю пережить то, что пережила я.

Про четыре дорогие квартиры в Киеве, которые оказались в собственности Дурацкой, она ответила следующее.

- Борис предложил мне зарабатывать на инвестициях в недвижимость. Он вложил в квартиры в строящихся домах. Я получила права собственности только после его смерти, поэтому это так и преподнесли.

- Никакие сотрудники спецслужб на вас не выходили?

- Нет. Но мне постоянно звонили журналисты и предлагали деньги за интервью. Я ни разу не согласилась.

- Как вы думаете, кто убил Бориса? — спросил Гордон.

Анна ответила по-детски:

- Его политические оппоненты... Его убили за правду, за смелость и его желание изменить Россию.

Я до сих пор не чувствую себя в безопасности. Это какое-то мое внутреннее ощущение. Я приходила в себя 5 лет, не могла ходить вдоль дорог и вздрагивала от шума подъезжающих машин. Убийство разрушило мою жизнь и психику. И после всего, что про меня написали, мне сложно доверять людям. Дорога в модельный бизнес для меня закрылась, меня вычеркнули из списков всех агентств, и многие люди перестали со мной здороваться. В Россию после этой трагедии я больше не летала и посещать Москву пока не планирую.

13 июля 2017. Обвиняемый в убийстве политика Бориса Немцова Заур Дадаев перед началом оглашения приговора в суде. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

13 июля 2017. Обвиняемый в убийстве политика Бориса Немцова Заур Дадаев перед началом оглашения приговора в суде. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- Интересуюсь модой, пишу статьи и интервью с интересными людьми и учу иностранные языки. Я бы хотела заниматься журналистикой. Я думаю, что когда-нибудь напишу мемуары о Борисе.

Рекомендуемые