Общество

«Здравствуй, дорогая! Я нахожусь живым и здоровым»: письма военнопленных из Сибири попали на родину спустя 80 лет

Украинская почта рассекретила архивы и передала сибирским краеведам письма плененных немцами русских солдат
Письмо пленного пришло адресату спустя 80 лет. Фото: личный архив.

Письмо пленного пришло адресату спустя 80 лет. Фото: личный архив.

Среди пожелтевших от времени конвертов отыскалось короткое сообщение от жителя Новосибирской области Алексея Ивановича Помыткина. Пленный солдат писал на малую родину, в деревню Дресвянка Маслянинского района, своей любимой супруге.

«Здравствуй, дорогая моя жена Евдокия Григорьевна, — выведено родным почерком на немецком бланке. — Я нахожусь живым и здоровым и вам желаю быть здоровыми. Я работаю у пана и очень хорошо кушаю…»

Эти строчки от любимого человека жена так и не прочитала. Фото: Константин ГОЛОДЯЕВ

Эти строчки от любимого человека жена так и не прочитала. Фото: Константин ГОЛОДЯЕВ

Возможно, эти строчки, адресованные любимой женщине в сибирскую глубинку много лет назад, были самой долгожданной весточкой от пропавшего мужа. Русский солдат находился в плену, скорее всего, в Польше и работал на местного помещика, который сотрудничал с нацистами. Те разрешили отправить на родину пару строк — небольшую весточку. А она так и не дошла.

Осталась ли сейчас в Дресвянке хоть одна родная душа или близкий человек, который сейчас с небывалым трепетом возьмет в руки это послание?

Корреспондент КП-Новосибирск попытался найти в далеком селе родственников русского солдата. И с удивлением узнал, что автор письма вернулся после войны домой живым.

«ХОЧУ, ЧТОБЫ МИР НА ЗЕМЛЕ БЫЛ»

Прочитав чернильное послание, мы тут же связались с Малотомским сельским советом Маслянинского района. Специалист администрации подсказал контакты Николая Куликова, историка в деревне Дресвянка.

Алексей Помыткин вернулся из плена домой живым. Фото: Личный архив

Алексей Помыткин вернулся из плена домой живым. Фото: Личный архив

— Невероятно просто! — воскликнул в трубку Николай Владимирович, учитель истории в сельской школе. — Я очень хорошо помню этого ветерана. Алексей Иванович Помыткин был частым гостем в нашей школе на уроках патриотизма еще даже в те времена, когда я сам учился. После войны и плена он вернулся домой! О тех четырех годах своей жизни, что провел у фашистов, он всегда вспоминал неохотно. Говорил только одно: «Хочу, чтобы мир на земле был». А еще ему было интересно, выросла ли трава на той выжженной и выкорчеванной лужайке у пана, которую он засаживал вместе с другими пленными несколько лет.

Историк так воодушевился письмом, что помог нам разыскать в деревне родственников пленного Помыткина. Как выяснилось, младшая дочь ветерана Татьяна Алексеевна до сих пор живет в Дресвянке. Женщине 68 лет, а самой старшей сестре в семье исполнилось 80. Всего у Помыткиных было пятеро детей.

Семья Помыткиных после войны. Фото: Личный архив

Семья Помыткиных после войны. Фото: Личный архив

— Папу призвали в армию в 1940 году, — с дрожью в голосе вспоминает младшая дочь Татьяна Алексеевна. — Мама тогда была беременна первенцем, но папа ушел в августе, а в сентябре родилась моя старшая сестра. И вот как ушел в армию, так и пропал папа, никаких весточек от него не было.

«ОН МЕЧТАЛ ВЕРНУТЬСЯ ДОМОЙ»

Дочь ветерана рассказывает, что после плена и еще одного года службы отец вернулся в родную деревню. Дочери уже шел шестой год. Потом в семье один за одним стали появляться ребятишки. Глава семьи выучился на механизатора и всю жизнь работал трактористом в местном совхозе.

— Про плен отец мало рассказывал, — добавляет дочь ветерана. — Вспоминал, что в 1941-м вывели их в летние лагеря в дубовую рощу — и тут начали бомбить. Все думали, что это учения. У наших солдат и пули-то были ненастоящие. Папа говорил, что после бомбежки он полз по полю и тащил за собой пулемет с резиновыми пулями. Тут-то их и окружили немцы. Сопротивляться было попросту нечем.

Пленных солдат отправили батрачить на шахту. Выбившихся из сил и заболевших после тяжелой работы разбирали местные паны. Рядовому стрелку Помыткину повезло — его взял на хозяйство зажиточный местный, у которого Алексей Иванович и пробыл в плену оставшиеся годы.

— Мы счастливы спустя столько лет прочитать письмо от папы, — со слезами говорит дочь ветерана. — Мама за время его плена ни одной весточки не получила. А отец всегда стеснялся своего статуса пленного после войны. Время было такое. Но у нас была очень дружная семья. Мама умерла 30 лет назад, а 16 лет назад ушел и отец.

ДОЛГАЯ ПОЧТА

Оригиналы писем военнопленных из Сибири находятся в Киеве и являются архивными фондами. В Новосибирск эти исторические документы попали, можно сказать, случайно. Киевский исследователь-краевед с новосибирскими корнями Роман Захарченко сделал с них полноценные копии и прислал сотруднику Музея города Новосибирска Константину Голодяеву.

— Судьбы военнопленных были разными. Одни работали на тяжелых горных выработках, другие — на заводах вермахта, третьи — на полях. Многое зависело от гражданской специальности, — объясняет Константин Голодяев. — Видимо, те, кто пересекался с остарбайтерами — украинцами и белорусами, угнанными в годы войны на принудительные работы в Германии, имели возможность через них передать весточку на родину — жив-здоров, работаю. Так и Помыткин, возможно, смог передать весточку украинцу. Письмо отправилось в Киев, а дальше не ушло.

Краевед отмечает, что педантичные немцы очень четко вели учет большинства пленных: где взят в плен, в каком состоянии, вероисповедание, партийность, адрес родственников, место на кладбище, где захоронен.

Стоит отметить, что письмо Помыткина в музее не единственное, всего таких почтовых карточек — три. Второе сообщение — от Григория Михеевича Москвина — адресовано Петру Дмитриевичу Глушкову в село Дубровино Мошковского района.

Корреспонденту КП-Новосибирск удалось выяснить, что никаких следов автора письма в селе Дубровино не осталось. А вот адресат — Петр Глушков — действительно проживал в этом селе, но был призван на фронт и погиб в 1942 году. Скорее всего, Москвин и Глушков были друзьями в довоенные годы.

Третья весточка — от пленного Виктора Андреевича Климова. Письмо адресовано тете — Феодосье Яковлевне Фотиной в Ново-Яшкино. Сейчас это село относится к Кемеровской области, а до января 1943 года входило в территорию Новосибирской.

— Я поверхностно поинтересовался дальнейшей судьбой этих людей. Двое из них — Помыткин и Климов — вернулись из плена домой, благополучно продолжали работать в своих колхозах. Очень хочется, чтобы нашлись родственники. Письма ждут их в нашем музее, — добавил Константин Голодяев.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

Viber/WhatsApp: 8-923-145-11-03

Почта: kp.nsk@phkp.ru

Рекомендуемые