2016-11-24T16:29:26+03:00
Комсомольская правда
4

Полицейская история. Как трое патрульных из города Строитель оказались за решеткой

Бывших полицейских признали виновными в превышении должностных полномочий и мошенничестве.Бывших полицейских признали виновными в превышении должностных полномочий и мошенничестве.Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Экс-сотрудники ППС уверяют, что не били задержанных и даже оплачивали за правонарушителей штрафы

Попавшие за решетку бывшие патрульные полицейские из города Строитель намерены бороться за оправдание. Напомним, экс-сотрудники ППС Яковлевского ОМВД Максим Литвяк, Сергей Петров и Евгений Замжицкий получили сроки от четырех до трех с половиной лет за превышение должностных полномочий и мошенничество.

Первый, по версии следствия, 24 августа 2015-го года избил пьяного водителя самоката. Четырьмя днями позже произошел второй инцидент с участием того же полицейского и двух его коллег. Они приехали на вызов в кафе. Там «заседали» двое работников пилорамы. У нетрезвых посетителей произошел конфликт с барменом. Мужчины отказывались платить по счету – приятелям показалось, что им принесли слишком теплое пиво. Работник заведения сначала вызвал сотрудников ЧОПа. Вслед за ними приехал наряд ППС. Как следует из показаний посетителей, патрульные били их в самом помещении, на улице, в незнакомом месте, а также в отделе. Напоследок, по версии следствия, полицейские еще и похитили у задержанных деньги. Сотрудники ППС обманули мужчин, заявив, что те, должны заплатить штрафы – пять тысяч рублей на двоих. Получив названную сумму, правоохранители оплатили от имени «правонарушителей» 1010 рублей, а оставшиеся деньги прикарманили.

При рассмотрении дела Яковлевским районным судом факты избиения внутри кафе, в лесопосадке, а также в отделе полиции не нашли подтверждения. Как следует из приговора, патрульные во время задержания превысили полномочия только один раз – на улице, возле заведения. Помимо этого, их также признали виновными в мошенничестве.

ПАПА ОСУЖДЕННОГО: «МОЙ СЫН НИКОГДА БЫ ТАК НЕ ПОСТУПИЛ!»

Бывшие полицейские оспорили приговор районного суда. По иронии судьбы, их апелляционные жалобы Белгородский областной суд рассматривал в канун Дня сотрудника органов внутренних дел. Поддержать осужденных пришли их родственники.

- Я сам бывший военный и своего сына воспитывал в духе справедливости. Он раньше служил в Мурманской области. Рассказывал, как с угрозой для жизни задерживал там преступников. Когда переводился в Белгородскую область, представил все свои характеристики. Его с удовольствием взяли. Он честно и добросовестно исполнял свои обязанности. Даже с пьяными всегда был вежлив. Иногда сотрудникам полиции приходится применять физическую силу. Но не избивать же! Я знаю, что мой сын так никогда бы не поступил. Если бы я в нем сомневался, то сам бы так и сказал ему: «Виновен – получи за свое деяние!», - говорит Игорь Петров, отец одного из осужденных.

«МАЛЕНЬКИЙ ЧИКАГО»

Защитники Максима Литвяка не стали утомлять апелляционную коллегию пересказом подготовленной их предшественниками жалобы. Адвокаты остановились на эпизоде с самокатом. По версии следствия, патрульный избил пьяного водителя двухколесного транспорта руками и ногами. Полицейский же уверяет, что нетрезвый самокатчик сам упал, не справившись с управлением, и получил травмы.

- Эта версия опровергается в частности показаниями свидетеля, - ранее комментировал «Комсомолке» Михаил Васильченко, руководитель первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Белгородской области. - Знакомый потерпевшего видел, как сотрудник ППС наносил удары его приятелю. Кроме того, судебно-медицинский эксперт исключает возможность того, что мужчина получил телесные повреждения: перелом костей носа, ссадины и раны лица, - при однократном падении и ударе о бордюр. Специалист пришел к выводу, что потерпевший получил травмы от воздействия тупого твердого предмета, которым могла быть рука человека, сжатая в кулак. В период следствия данный сотрудник полиции находился под стражей. Одним из оснований для ареста стало оказание давления на свидетеля.

Адвокат бывшего полицейского Геннадий Изотов настаивал в апелляции на том, что суд первой инстанции недостаточно исследовал вопросы мотива и способа совершения преступления. По словам защитника, катавшиеся по ночному городу на самокате мужчины привлекли внимание патрульного, и он подошел к ним с целью выяснить, что происходит.

- Напомню, в этот момент сотрудник полиции находится на службе. У него обостренное чувство ответственности за происходившее вокруг, тем более, что обстановка в этом городе оставляет желать лучшего, - подчеркнул Геннадий Изотов.

Адвокат также отметил, что в отношении Строителя сложился такой стереотип как «маленький Чикаго».

- Никаких оснований, побудительных причин и мотивов совершать те действия, которые инкриминированы моему подзащитному, у него не было, - сказал адвокат.

Защитник выразил недовольство тем, как следователи сформулировали вопрос эксперту по поводу того, мог ли потерпевший получить травмы при падении.

- Когда в судебном заседании эксперту задали конкретно и четко вопрос: возможно ли было образование таких телесных повреждений с учетом бордюра, который мог находиться в этом месте - он дал положительный ответ, - подчеркнул Геннадий Изотов.

По мнению адвоката, доказательств, подтверждающих вину его подзащитного, нет.

- Ваша честь, утверждение суда первой инстанции о том, что наш подзащитный «действовал с прямым умыслом с целью демонстрации мнимого превосходства из ложно понятых интересов службы», по нашему мнению, является юридически обезличенным фразеологическим оборотом. Извините за такой термин, штампом, перекочевавшим из обвинительного заключения в приговор, - сказал Геннадий Изотов.

Его коллега Вартан Сагрунян в свою очередь обратил внимание суда на то, претензии к сотрудникам полиции у потерпевшего появились не сразу – в первоначальном объяснении, которое он писал в отделе, об избиении нет ни слова. Кроме того, по мнению адвокатов, количество ударов, инкриминированных их подзащитному, не подтверждается зафиксированными у потерпевшего травмами.

Вартан Сагрунян подчеркнул, что у водителя самоката не сразу появились претензии к сотрудникам ППС. Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Вартан Сагрунян подчеркнул, что у водителя самоката не сразу появились претензии к сотрудникам ППС.Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

- Если нанести два удара ногой в область головы, то смерть может наступить, - сказал Вартан Сагрунян.

Адвокат не преминул подчеркнуть и то, что как потерпевший, так и свидетели не раз попадали в поле зрения полиции. За несколько месяцев до произошедшего Максим Литвяк лично составлял в отношении первого административный материал за «Хулиганство». Адвокат предположил, что это могло послужить поводом для оговора.

- Вы попросили приобщить к материалам дела информацию о том, что ваш подзащитный заключил брак. Для чего? – спросил у адвоката судья Сергей Сидоров.

- Я не клоню к тому, что это надо признать смягчающим обстоятельством. Если воюем, то воюем, - сориентировался Вартан Сагрунян.

Судья Эдуард Мартюшенко поинтересовался у бывшего полицейского:

- Чем объясните уголовное преследование? Как так получилось? Вас оговорили или нет?

- Да, ваша честь, считаю это все оговором, - ответил Максим Литвяк.

- А мотивы оговора можете назвать? Что это? Месть потерпевшего: одного, второго третьего? Заговор? – продолжил судья.

- Ваша честь, я считаю, что это все из-за моей службы в органах полиции, - объяснил Максим Литвяк.

- До случившегося у вас с потерпевшими были конфликты?

- Нет, ваша честь, только рабочие моменты. В отношении одного составлял протокол.

- За время службы вы, наверное, не только в отношении него составляли протоколы?

- Конечно, нет.

- Сколько в органах внутренних дел прослужили?

- Восемь лет.

- А к уголовной ответственности первый раз привлекаетесь?

- Первый раз, ваша честь, - ответил подсудимый.

ВЛАДИМИР БЕЛЫЙ: «ПОТЕРПЕВШИЕ НЕ ВИДЕЛИ, КТО ИХ БИЛ»

Владимир Белый - адвокат Сергея Петрова, обвиненного в избиении посетителей кафе и мошенничестве, в начале своего выступления подчеркнул:

- Служебная деятельность наших подзащитных ранее была достойной и, полагаю, они заслужили, чтобы это дело рассмотрели всесторонне и с учетом доводов, которые приводятся защитой.

Адвокат Владимир Белый настаивает на невиновности своего доверителя. Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Адвокат Владимир Белый настаивает на невиновности своего доверителя.Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Адвокат назвал порочной, предложенную следствием формулу обвинения, заявив, что как в обвинительном заключении, так и в приговоре действия фигурантов дела не разграничены.

- Мы ссылались в апелляционной жалобе на положение Пленума Верховного Суда, согласно которому в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления. Всем нам также известно, что применение принципа коллективной ответственности в уголовном судопроизводстве недопустимо, - сказал Владимир Белый. – Расследование по делу осуществлялось не по принципу установления обстоятельств причинения потерпевшим телесных повреждений, а по принципу доказать, что эти травмы им нанесли Литвяк, Петров и Замжицкий.

Адвокат предположил, что посетителей кафе могли избить прибывшие в заведения до приезда полиции сотрудники ЧОПа.

- Потерпевшие упорно на протяжении следствия и суда утверждали, что основное избиение произошло в помещении кафе. Его нельзя перепутать с магазином, лесопосадкой или отделом полиции. Один из потерпевших поясняет, что его за шкирку свалили со стула, повалили на пол и нанесли удар палкой, которой, по его убеждению, привел к перелому ребер. Суд пришел к выводу, что соприкосновения потерпевших и осужденных в кафе не было. Но ведь их могли избить сотрудники охранного предприятия, а потом уже, извините за такой термин, подставить под прибывший по вызову наряд сотрудников полиции, - рассуждал Владимир Белый.

Защитник также выразил недоумение по поводу «избирательности в оценке показаний потерпевших». Служитель Фемиды согласился только с тем, что их били возле заведения. В приговоре первой инстанции сказано: «Суд к показаниям потерпевших относится критически в части причинения им телесных повреждений подсудимыми в кафе, в неустановленном месте в лесополосе и в служебном кабинете ППСП ОМВД России по Яковлевскому району, так как объективно ни чем не подтверждено и противоречит показаниям вышеуказанных свидетелей».

- Общеизвестно, что показания потерпевших это основополагающие доказательства виновности в уголовном процессе. Эти показания не должны содержать существенных противоречий с объективными данными по делу, а любые неточности и несовпадения в них должны быть оговорены в приговоре и оценены в совокупности с другими доказательствами. Причем никаких преференций при этом процессуальный закон не предусматривает. Суд априори, на мой взгляд, исходил из такой данности, что телесные повреждения причинены потерпевшим только действиями осужденных, и никто другой не мог быть к этому причастен, - заявил адвокат Владимир Белый.

Защитник подчеркнул, что, согласно обвинительному заключению, трем полицейским понадобилось несколько часов, чтобы причинить двум потерпевшим более двадцати травм.

– Суд сжимает все это до нескольких минут в одном месте. Однако непонятным образом перераспределяет эти телесные повреждения, которые осужденные причинили потерпевшим. На основании чего суд пришел к такому выводу? Не разграничены действия. В конце концов, могло быть так: двое бьют, а один стоит. Он, может, и хотел ударить, но не ударил ввиду того, что технология конфликта не позволила ему это сделать, - обратил внимание апелляционной коллегии Владимир Белый.

Он также подчеркнул, что потерпевшие в момент избиения не видели, кто именно наносил им удары. Однако они помнят, что их били берцами. При этом, по словам адвоката, установлено, что на патрульных в тот день были обычные летние туфли.

- Какого-либо четкого указания на фигурантов по делу ни один из потерпевших в судебном заседании не дал. Они четко пояснили, что увидели их и стали различать только в ходе очных ставок на предварительном следствии, - заметил Владимир Белый.

Что касается эпизода с мошенничеством, то, по словам осужденных, они вместо правонарушителей сами заплатили штрафы. Бывшие патрульные объяснили это тем, что долги правонарушителей негативно сказываются на служебных показателях сотрудников ППС. Адвокат настаивал: доказательств того, что полицейские произвели денежную аферу, нет.

- Кого обманывал мой подзащитный? Кого вводил в заблуждения? Каким образом завладевал этим мифическим имуществом, наличие которого даже не установлено по делу за исключением голословных заявлений потерпевших? – удивлялся Владимир Белый.

Адвокат считает, что потерпевшие не нарочно оговорили сотрудников ППС. Он предположил, что посетители кафе просто не вникли в суть конфликта или поддались предубеждениям в отношении сотрудников полиции. О том, что послужило доказательствами вины осужденных «Комсомолке» рассказал руководитель первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК России по Белгородской области.

- Показания потерпевших подтверждаются выводами эксперта, согласно, которым полосовидные ссадины у посетителей кафе, а также перелом ребер у одного из них – последствия ударов резиновыми палками. Кроме того, был допрошен работодатель потерпевших. По его словам, подчиненные жаловались ему, что их избили сотрудники полиции. При этом мужчина сфотографировал на телефон травмы, полученные работниками. Впоследствии он удалил за ненадобностью эти снимки, но по требованию следователя согласился предоставить свой телефон криминалистам. При помощи высокотехнологичной криминалистической техники удаленные фотографии удалось восстановить, - прокомментировал Михаил Васильченко. - Штрафы один из сотрудников ППС оплатил с принадлежащей ему карты. Осуществление этих платежей подтверждается ответом из банка, а также записями камер наблюдения.

СЛЕДЫ ОТ РЕЗИНОВЫХ ПАЛОК ИЛИ ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ТРАВМА?

Адвокат Евгения Замжицкого, признанного виновным в избиении посетителей кафе и мошенничестве, Павел Коханов считает, что суд первой инстанции вышел за пределы предъявленного обвинения.

- Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению моему подзащитному вменялось четыре эпизода. Первое избиение, по версии следствия, якобы было в кафе, второе – рядом со стоявшей у порога машиной, третье – в неустановленном месте и четвертое в здании сотрудников ППС. В результате суд признал эти факты недостоверными и вменил в приговоре обвинение в избиении за территорией кафе, это на расстоянии не менее пятидесяти метров. Туда по приговору якобы пытались скрыться потерпевшие, но сотрудники полиции догнали их и применили насилие. Но, ваша честь, это уже пятый эпизод! О нем в судебном заседании ни прокурор, никто не говорил. Об этом было только вскользь сказано гособвинителем, - аргументировал свою позицию защитник. - Зачем нам пятый эпизод, если у нас было четыре?

По мнению Павла Коханова, суд первой инстанции вышел за пределы предъявленного обвинения. Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

По мнению Павла Коханова, суд первой инстанции вышел за пределы предъявленного обвинения.Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Адвокат предположил, что травмы потерпевшие могли получить на производстве. По мнению Павла Коханова, полосовидные ссадины – это отпечатки досок, которые грузили работники пилорамы. А ситуацию с оплатой штрафов защитник объяснил так:

- То, что есть в квитанциях, это говорит о порядочности, об исполнительности сотрудников полиции. Были свидетели, которые подтвердили в судебном заседании, что требования были очень жесткие к тому, чтобы штрафники оплачивали штрафы. И это возлагалось именно на тех, кто составлял административный протокол.

По словам Павла Коханова, в противном случае сотрудникам ППС пришлось бы в свои выходные гоняться за должниками и упрашивать их погасить штрафы. Адвокат также заявил, что видео из банка подтверждает только факт оплаты.

- Но где доказательства того, что потерпевшие передали сотрудникам эти деньги? Нет ни одного доказательства! – сказал защитник.

- А в чьи обязанности входит оплата штрафа? Что у сотрудников полиции бюро добрых услуг? Сами составили протокол, побежали и оплатили. Это альтруизм такой? – поинтересовался судья Эдуард Мартюшенко.

- Спрос от руководства был, - ответил Павел Коханов.

- Чтобы сотрудники полиции бегали штрафы платили? – уточнил судья.

- Взыскиваемость! Взыскиваемость должна быть! – объяснял адвокат.

- Так это же не значит, что сотрудники полиции сами должны бегать… - продолжил Эдуард Мартюшенко.

- Значит-значит, - уверял Павел Коханов.

- Не очень логично, - заметил судья.

- Были свидетели, которые в районном суде подтвердили, - стоял на своем адвокат.

- А повреждения потерпевшие на пилораме получили? Я правильно понял с ваших слов? – спросил Эдуард Мартюшенко.

- Да.

- А ваш предшественник пытался убедить, что потерпевших побили сотрудники ЧОПа, возможно. А еще ранее с самокатов падали люди, - заметил судья.

- Ваша честь, отпечатки, которые были на фото, как раз свидетельствуют о размере бруса, из которого делают поддон, - объяснил адвокат.

Павел Коханов считает, что потерпевшие могли получить на производстве. Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Павел Коханов считает, что потерпевшие могли получить на производстве.Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

- Ваши коллеги в выступлениях не отрицали, что физическая сила все-таки применялась.

- Да, и я не отрицаю, ваша честь. Они обязаны были ее применить, когда увидели, что им оказывается реальное сопротивление.

- У вашего подзащитного телесные повреждения есть?

- Да, были. Даже свидетели поясняли, что и ногами били… - рассказал Павел Коханов.

- У вашего подзащитного телесные повреждения судебный медик обнаружил? – конкретизировал вопрос судья.

- Нет, судебный медик не обнаружил, а вообще-то были, - ответил адвокат.

- Все понятно, - завершил диалог с защитником Эдуард Мартюшенко.

Осужденный Евгений Замжицкий добавил к словам адвоката:

- Следователь позвал нас снять побои только спустя семь или восемь месяцев, поэтому, естественно, через год у меня никаких повреждений не останется. Штрафы оплачивали со своего кармана, из своих денег, так как человек, в отношении которого я составляю протокол, числится, грубо говоря, на мне, и на разводе спросят за него с меня.

АДВОКАТ: «НА ТАКИХ, КАК НАШИ ПОДЗАЩИТНЫЕ, ДЕРЖИТСЯ РОССИЯ!»

Прокурор Елена Миропольская просила оставить жалобы защитников без удовлетворения, а приговор без изменения.

- Потерпевшие с самого начала говорили, что телесные повреждения причинялись им всеми сотрудниками полиции, которые прибыли на вызов. Установлено, что действия осужденных носили совместный характер. Телесные повреждения причинялись в короткий промежуток времени. Кем конкретно, они пояснить не могут, поскольку удары наносились одновременно. Естественно, при таких обстоятельствах разграничить, от какого именно удара наступило то или иное повреждение, не представляется возможным, - отметила гособвинитель.

На слова прокурора адвокат Владимир Белый ответил в прениях:

- Трудности следствия: если вам сложно что-то сделать, в последующем это не должно обернуться проблемой для стороны защиты.

Владимир Белый попросил суд всесторонне рассмотреть дело бывших сотрудников ППС. Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Владимир Белый попросил суд всесторонне рассмотреть дело бывших сотрудников ППС.Фото: Евгения ГРЕБЕНИК

Адвокат и его коллеги настаивали на оправдании осужденных.

- Ваша честь, в данном случае мы видим трагедии трех молодых людей, которые только создали семьи, - говорил Геннадий Изотов. – Мы побеседовали в Строителе с работниками полиции и с общественностью и наткнулись на очень интересный факт: сейчас сотрудники полиции там фактически деморализованы. Они боятся подходить к правонарушителям. И что должно побудить их вернуться к прямым обязанностям, относиться к ним так, как относились наши подзащитные, которые огульно обвиняются в совершении этого преступления. Это непростое дело. У меня вот на памяти эпизод по Зелендинову. Первоначально казалось, что вроде бы и доктор виноват, а сейчас почему-то таким мистическим образом появляются избитые врачи. И здесь мы наблюдаем примерно такую же картину.

Павел Коханов попросил суд тщательно отнестись к сложившейся ситуации.

- У наших подзащитных свои семьи, дети есть, которые их ждут, - обратился к служителям Фемиды адвокат. – Наши подзащитные честно исполняли свой долг. На таких, как они, можно сказать, держится вся Россия! Я считаю, что все изложенное в наших жалобах соответствует действительности.

Однако доводы защитников не убедили апелляционную коллегию. Областной суд не уменьшил наказание бывшим полицейским. Но у них есть возможность побороться за свободу в кассации.

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24